Twilight: you're my heroine now

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » А можно ли склеить разбитую чашку?


А можно ли склеить разбитую чашку?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

А можно ли склеить разбитую чашку?
« Нельзя разбитую чашку сделать целой.
Можно только склеить ее и назвать целой, но целой она от этого не станет. »
Теодор Драйзер. Дженни Герхардт

http://media.tumblr.com/tumblr_me15ymBVjh1rau1if.gif

Дата:
15 августа 2012 года

Место:
комната Джейн, замок Вольтури, Италия

Действующие лица: Алек Вольтури и Джейн Вольтури
Краткое описание:
Вечер после убийства Маркуса. Все стражи и обитатели замка взбудоражены произошедшим. Брат пошел на брата. Беспрецедентная ситуация. Джейн напугана. Такого еще не случилось в клане. Ей нужна поддержка брата Алека, а его нет с ней рядом. Мерзкая ссора стоит между близнецами. Тихий скрип открывающей двери будоражит натянутые нервы. На пороге стоит Он... И мир становится чуточку милее.

Дополнительно: погодные условия, задействованные NPC
поздний вечер, переходящий в ночь

+3

2

Говорят, что между близнецами существует какая-то особая связь — что ж, с этим утверждением Алек был полностью согласен. У них с Джейн действительно были исключительные отношения: доверительные, близкие, стабильные на протяжении всех прожитых столетий.
Ни единой секунды в своей жизни Алек не был одинок, сколько он себя помнил, Джейн всегда была рядом. Такая же маленькая, изящная на вид куколка, ещё до обращения обладавшая невероятной силой, которая с прожитыми веками стала только мощнее. Алеку было доступно мало человеческих эмоций, в их парочке именно сестра была более вспыльчивой и открыто демонстрировала переживаемые собой чувства, чаще негативные, но любовь к друг другу была абсолютной. Джейн не была слабой женщиной, никогда не была, даже в их человеческой жизни она часто заботилась о более слабом на здоровье близнеце, но Алек опасался, как бы её несдержанный нрав не привёл сестру к беде. И он всегда был рядом, готовый оказать поддержку, прикрыть в случае необходимости, успокоить, защитить — он уже давно не слабый малыш, теперь они с Джейн на равных.
Сокровища Вольтури, дьявольские близнецы, колдовская парочка, о которых ходило так много дурных слухов по всему миру. Кто же из вампиров не слышал о ценном приобретении Аро? Кто не знал о той роли, что они сыграли хотя бы в зачистке румынского клана? Демонстрация силы была очень убедительной, теперь зачастую хватало одного только появления кого-то из близнецов на месте созревания конфликта, чтобы противоборствующие стороны замолкали. Вольтури не появлялись просто так, Алек и Джейн не были разведчиками, зачастую именно они приводили вердикт старейшин в исполнение.
Они всегда были вместе, на одной стороне и между ними не было ни единого серьёзного конфликта. Именно поэтому Алек последнее время чувствовал себя неуютно и растерянно: произошедшая буквально на пустом месте ссора с Джейн выбила невозмутимого и спокойного вампира из колеи. Вольтури и сейчас не мог понять, как так вышло, что недавно появившаяся в клане Саяна, молодая, неопытная и совершенно не обученная вампирша смогла рассорить близнецов. Впрочем, от протеже Кая ничего хорошего ждать и не приходилось: случайно ли её обучение поручили Алеку? Или старейшина, всегда холодно и настороженно относившийся к близнецам, и рассчитывал на что-то подобное? Кай отличался особым складом ума, прекрасный стратег, он всегда знал, что делает, и чего своими действиями хочет добиться, а памятуя о его неприязни к любимчикам Аро, мог ли он просчитать такой поворот событий заранее?
Близнецы не разговаривали друг с другом уже около двух недель, и такая отстранённость тяжело сказывалась на Алеке. Пускай вампир и умело скрывал свои эмоции, но ему не хватало Джейн — казалось бы, они оба в Италии, в одном помещении, но не говорят друг другу ни слова. Сестра недовольно поджимает губы, Алек ровно смотрит перед собой, а атмосфера гнетущая, мрачная, которую только усугубили трагические события в Вольтерре.
Старейшины всегда казались Алеку теми столпами, на которых держится весь клан, и сумасшествие Маркуса, ровно как и последующее за этим его убийство Каем пошатнуло стабильный мирок вампира. Как на это правильно реагировать? Стоило ли вмешаться? Аро не отдавал никаких команд, и близнецы держались поодаль, исполняя роль молчаливых зрителей, но было ли это правильным решением? Что теперь будет со всем кланом, когда в его управлении остались только амбициозный Аро и жестокий Кай? Маркус был нетороплив, медлителен, старомоден, но именно он заставлял Аро притормозить и задуматься, не поддаваясь на одни только подначивания Кайуса. Теперь же у Вольтури только два правителя, и чем это обернётся, пока не ясно.
Очевидно, что так или иначе всё разрешится и устаканится, надо лишь пережить первые несколько лет (десятилетий?), пока Аро и Кай научатся опираться только друг на друга, а весь мир свыкнется со смертью Маркуса. Но именно сейчас вампиры нуждались в присутствии родного существа рядом, и для Алека им всегда являлась Джейн. Они достаточно помолчали, эту холодную войну пора было прекращать, тем более что близнец был уверен, что сестра хочет тогло же, лишь из-за природного упрямства не приходя мириться первой.
Алек медленным шагом подошёл к двери в комнату Джейн и приличия ради постучался. Наверняка его слышали, у сестры был отличный слух, и даже её разбитое состояние не могло повлиять на присущую вампирше осторожность, но врываться без предупреждения было невежливо. Через секунду Алек толкнул дверь, заходя внутрь и замирая на пороге.
- Джейн, - позвал сестру вампир, внимательно наблюдая за изменениями в выражении лица сестры.

+6

3

После разговора с Госпожой, который оставил многие вопросы все так же без ответов, Джейн отправилась в свою комнату. Был поздний вечер. Тусклый свет светильников освежал темные коридоры замка, отбрасывая причудливые тени на пол и стены. Ночь еще не вступила в свои права, густой жаркий воздух плотным слоем застилал все вокруг.
Пара мгновений, и Джейн была в своем помещении, которое величалось комнатой стража. Девушка натаскала сюда за всю свою жизнь множество безделушек, а вернее книг. Приоткрыв вновь окно, Джейн села на подоконник. Мысли ее были тяжелые и темные. Полчаса назад на ее глаз пал от рук собственного брата великий вампир Маркус Вольтури. Все происходящее отпечаталось до мелочей в памяти девушки. Тот безумный взгляд Владыки, ее рык, нападение на брата Кайуса. Нечеловеческий рык складывался в имя Дидим – почившую очень давно при странных обстоятельствах сестру Аро Вольтури и жену Маркуса. Эту историю пытались забыть, даже самым тихим шепотом не распространялись в замке о существовании такой женщины, потому что одно лишь ее имя могло всколыхнуть тихую заводь мира между Аро и Маркусом.
И вот сейчас бессмертный Маркус, вечно пассивный и немногословный, превратился в порывистого демона и напал на брата. Драка была скоротечной, а итог однозначным – голова Владыки была отделена от тела.  С оскалом на лице и безумными глазами, в руке столь без безумного Кайуса, она застыла вечной сном.
Столь краткий поединок и его итог вывел из равновесия большинство находящихся, а резкое движение рукой и приказ Владыки Аро всем покинуть тронный зал, оставил за собой кучу невысказанных вопросов.
Некогда единые, близнецы в тот вечер были не так безмолвны как раньше, но все равно отголосок холода пробежал между ними. Близнецы были главной карающей силой клана, они безупречности исполняли великую волю и несли знамя закона и порядка имени клана Вольтури по свету. Их совместная сила не знала преград, ну ели не считать дьявольской выскочки Беллы Свон Каллен.
Все вместе, всегда безмолвные, они веяли страх и ужас перед собой, боль и страдания были созвучны их именам. Но последний месяц между родными существами пробежала черная кошка, и имя ей Саяна Вольтури. Своими длинными коготками она разорвала ту незримую нить исключительной преданности и верности между Алеком и Джейн.
Девушка была более растеряна в последнее время и подвержена перепадам настроения, простые радости использования дара уже не приносили того пьянящего удовольствия и радости быть востребованной, как совсем недавно. Мир стал унылым, серым.
Тихие шаги за дверью сменились столь же тихим стуком в дверь. Через мгновение она распахнулась, и на пороге стоял Алек. Джейн не могла скрыть той радости, что пробежала по ее лицу, уголки рта приподнялись в неуверенную улыбку. Тихий голос брата стал отдушиной в этом бесплотном мире унылости.
- Алек, - произнесла она тихо, - Проходи, не стой на пороге, - спрыгнув с подоконника, продолжила Джейн. Ей хотелось рвануть навстречу брату, укрыться в его крепких объятиях и спрятаться от злобного мира. Но ее ноги приросли к полу, обида не давала ни на миллиметр сдвинуться вперед. Одни лишь глаза могли рассказать о той буре эмоций, творившейся в душе от одного прихода Алека.
- Неожиданный и страшный вечер, не так ли? – блондинка постаралась начать разговор, чтобы хоть как-то развеять образовавшуюся пустоту. Было очень сложно завязать разговор после всего произошедшего за этот длинный месяц тишины. Слова не хотели складываться в предложение, а язык прилип к небу.

+4

4

Ещё пару месяцев назад Алек и представить себе не мог, что когда-нибудь случится такое, что ему будет сложно начать разговор с сестрой. Сейчас же он стоял на пороге её комнаты и только и смог из себя выдавить имя Джейн, после чего снова замолчал. В принципе, красноречие никогда нельзя было отнести к сильным сторонам Алека, но сегодня он превосходил сам себя. Что сказать? Как начать диалог с сестрой? Стоит ли ему просить прощения, стараться объяснить ту нелепую ситуацию и его реакцию на резкие слова Джейн? Или лучше вести себя как ни в чём не бывало? Мыслей в голове было много, а поймать единственно верную не удавалось.
Алек сделал шаг внутрь, прикрыл за собой дверь, и с непроницаемым лицом посмотрел на Джейн. Кажется, она и вправду была рада его видеть, младший из близнецов отчётливо видел лёгкую улыбку на её губах и те чувства, что вампирша не высказывала вслух, не решаясь открыться даже перед самым родным существом. И всё же именно Джейн первой нарушила молчание, тем самым ставя окончательную точку в той тишине, что царила между близнецами в последнее время.
- И их осталось двое, - кивнул Алек, ещё на шаг приближаясь к сестре.
Страшно было видеть, как брат пошёл на брата, как в одну секунду оказались разрушенными те узы, что казались константами этого мира. Правителей было трое, они почитали друг друга за членов семьи, родственников, что не идеальны, но тем не менее дороги и понятны, вампирами, что хоть и имели разные взгляды на жизнь, но чаще успешно принимали единое решение. Алеку было не по себе от мысли, что нечто настолько прочное исчезло за мгновение, и пусть он никогда не отличался особой впечатлительностью, но мёртвые глаза Марка он будет видеть перед собой ещё очень долго. Ровно как и самодовольное лицо Кая.
- Страшно, что родственные узы может пошатнуть малозначительная глупость.
Тяжело было только начать, сделать шаг к примирению, но как только эта преграда оказалось преодолённой, Алеку вдруг стало очевидно, что целых несколько недель они с сестрой занимались ерундой. Нет, серьёзно, ссориться из-за недавно вступившей в ряды Вольтури вампирши? Не слишком талантливой, пусть и перспективной, но трудно обучаемой, на которую Алек был вынужден тратить своё время из-за просьбы - считай, приказа - старейшин?
Они с Джейн оба хороши. Одна напала на не слишком уверенно адаптирующуюся к окружающему её миру вампиршу, пригрозив ей и немного её помучив, а второй вместо того, чтобы спокойно разобраться в ситуации, приказным тоном потребовал объяснений. Разве Алек был в ответе за глупость Саяны? Да, вампирше не повезло нарваться на Джейн, и что с того? Не она первая, не она последняя пострадала бы от миловидной блондинки, что одним взглядом умеет пытать окружающих не хуже любого профессионального палача. Странно, что обычно спокойный Алек не погасил конфликт, а наоборот, разжёг в нём пламя, которое потушить уже не удалось. Во что это вылилось? В недели молчания и вежливого игнорирования друг друга. Пожалуй, пришло время сгладить острые углы и восстановить то взаимопонимание, что царило между близнецами долгие столетия.
- Ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне?
Алек не поддерживал Саяну, тренировал её, как было приказано, но никакой душевной близости с ней не ощущал, ровно как и не было между ними симпатии. Да, он неплохо общался со многими членами Вольтури, но если вдруг когда-нибудь перед ним встанет выбор между сестрой и кланом... пожалуй, Алек посчитает, что никакого выбора и нет, очевидно, чью сторону он примет в любой спорной ситуации. Да что там, он и в Вольтури появился больше из-за Джейн, нежели по своему личному желанию, на тот момент у него не было предпочтений и планов на свою вечную жизнь, и он прислушался ко мнению сестры. Они оба не прогадали, и всё же им было проще, чем многим вампирам из клана. Близнецы легче адаптировались, быстро заявили о себе, и это всё не только благодаря тем способностям, что окончательно проявились в их вампирских жизнях, но и благодаря тому, что у них всегда была поддержка, надёжная опора, в которой не приходилось сомневаться, ни разу за все двенадцать столетий.

+4

5

Тишина. Какая она эта тишина? Многозначная или давящая? А может необъятная или мертвая? Для кого-то она бывает глубокой и необычной. У каждого человека случаются такие моменты, когда он не знает что сказать или же наоборот радуется безмолвию.
Джейн сейчас радовалась этой тишине. Да ей было сложно подобрать слова и начать разговор первой. Но одно то, что Алек сам пришел к ней в комнату, говорило для девушки о многом. Без слов, его один вид давал надежду, надежду на примирение, на понимание и просто поддержку, которой сейчас очень была необходима. Произошедшие в тронном зале всколыхнула волну памяти о прошлом, о том времени, когда близнецы ждали казни. Тогда время неслось с особой быстротой, а вот мгновения перед запалом соломы тянулось как бесконечность.
Алек прошел вглубь комнаты, дверь за ним с тихим щелчком закрылась, отрезая их от остального замка, давая хоть какое-то определение «побыть наедине». Девушка с нетерпением ждала хоть какой-то реакции от брата, но она все не наступала. Джейн слегка нахмурилась, ей стало как-то зябко в собственной комнате, но не от пробегающего с улицы ветра, а от молчания. Тишина стала давить на нервы, вызывая лишь лишнюю нервозность. Джейн не хотелось верить, что Алек специально тянет время, чтобы показать кто является главой положения. Не те отношения были всегда между близнецами. Джейн решила взять весь в разговор в свои руки, тем самым прерывая н6еобычную тишину комнаты. О том, что правителей осталось двое, Джейн видела своими глазами, слова Алека были лишь простой констатацией случившегося факта и невозможностью что-либо поменять. Смерть. Она не имеет начала, это всего лишь конец. Конец безо всяких прикрас и коридоров, оставшимся в этом мире остается лишь уповать на время и надеяться, что где-то там умерший нашел свое место. А что там, за завесой? А ничего… Пустота и медленное забвение. Лишь в памяти живых мертвые живут, существуют и продолжают вещать о своих совершенных делах.
- Страшно, что родственные узы может пошатнуть малозначительная глупость, - продолжил Алек. Его слова заставили взволноваться Джейн. Раньше казавшиеся нерушимыми, братские узы оказались очень хрупкими, одно движение и их уже не восстановить.
- Ты веришь, что это была просто глупость? - тихим голосом поинтересовалась Джейн. У всех стен в замке были, да не просто уши, локаторы, настроенные на все самое сокровенное. Донести мог любой, особенно сейчас каждый страж, что там говорить каждый никчемный людишка захотел бы выслужить и урвать более жирный кусок пирога от будущей перетрясывания кадров, да и от властной структуры тоже.
- Глаза видели это, но разум заставляет сомневаться, особенно в подоплеке случившегося, - Джейн никогда не страдала сплетничеством, но эта ситуация могла больно ударить по каждому в отдельности, так и по всему клану. Нужно было разобраться и начать думать наперед о своем будущем положении. Через столько лет, проведенных под сенью уютного замка, где близнецы жили на всем готовом, лишь исполняя указы Правителей, начинать свое существование по-новой, девушке не очень бы хотелось. Слишком много они добились в стане Вольтури.
Алек постаралась ободрить своими словами сестренку, Джейн была тронута этим. Вернулись прошлые, хорошие времена. Сейчас близнецы стали чуточку ближе друг к другу, чем неделю назад. Тело покидала скованность и стянутость из-за одиночества, девушка расправила плечи, одобрительно улыбнулась брату. Защищенности. Именно ее потеряла Джейн, разругавшись с Алеком.
- Прости меня, - практически шепотом произнесла Джейн, опуская голову вниз. Сейчас ей стало стыдно из-за своей выходки и всплеска истерии. Но она лишь извинялась за свои слова, брошенные Алеку. А то за свои действия ничуть не было стыдно. Новенькая выскочка специально нарывалась за грубость и злобу.

+2

6

Что скрывать: близнецам было очень комфортно в рядах Вольтури. Аро умел ценить редкие таланты, помнил, какой вклад в дело итальянского клана привнёс каждый из найденных, а то и обращённых  им вампиров, и осознавал, сколько труда ему стоило создать такой мощный ковен, не имевший аналогов в истории. Алек и Джейн заслуженно занимали свои места в свите Вольтури и не зря носили тёмные плащи - обладатели страшных способностей, они оба помнили, кто дал им новые жизни, и умели быть верными и благодарными. Аро такой подход ценил, а потому позволял близнецам некоторые вольности, которыми они никогда не злоупотребляли, и оттого только повышали собственную ценность.
Итальянский клан без Маркуса никогда не будет прежним, у ковена остались две опоры, а значит, стало меньше стабильности. Однако Алек вовсе не призывал Джейн к смене стороны,  него даже мыслей не было о том, чтобы выйти из Вольтури, сдать плащи и отправиться в свободное плавание, строить свои жизни с нуля. Куда могут пойти близнецы? Учитывая их силы, они не пропадут и смогут друг о друге позаботиться, но что им толку с такого существования? Алека не прельщала жизнь кочевника, он считал, что эти вампиры как неприкаянные носятся по всему свету, толком не имея ничего за душой, в том числе и смысле существования. Впрочем, такой жизни, как у Калленов, вампир себе тоже не желал - убивая людей, долго на одном месте не проживёшь, да и вообще, притворяться смертным? Переходить на кровь животных? Добровольно слабеть, лишь бы стать тем, кого ты долгие века считал своей добычей? Алек считал такой подход омерзительным. Волков в овечьих шкурах никто не отменял, но такое притворство имело собой целью уничтожение целого стада, но никак не мирное сосуществование с более низкоразвитыми созданиями.
У близнецов сейчас было всё: дом, старые связи, которые не хотелось бы терять, и цель. Чем защита законов не является достойным смыслом вечной жизни? А уж если она ещё и сопряжена с возможностью применения своих способностей отнюдь не в мирных целях... нет, Алеку всё слишком нравилось, чтобы из-за смерти Маркуса отворачиваться от так много давших ему Вольтури. В конце концов, решения и так почти всегда принимал Аро, разве что прислушиваясь к остальным старейшинам, принципиально для близнецов ничего не изменится.
- Обезумевший вампир... впервые такое видел.
Пожалуй, в той ситуации оставлять Маркуса в живых было даже опасно для всего ковена, кто мог гарантировать, что его снова не накроет приступ безумия? Вольтури ценили связи и крайне редко расставались с входившими в свиту вампирами, но рисковать всеми ради одного, пусть даже и старейшины? Наверное, время Маркуса подошло к концу; возможно, теперь, рядом с Дидимой ему будет легче. Если загробная жизнь вообще существует.
"Загробная", - губы Алека чуть дрогнули в подобии улыбки. Они ведь уже и так мертвы, их больше ничего не ждёт.
- Тебе не за что извиняться, - вампир сделал ещё шаг к сестре, оказываясь к ней практические вплотную.
Алек словами не разбрасывался, он и вправду не видел вины Джейн в той некрасивой ситуации, что создали себе близнецы месяц назад. Анализировать её бессмысленно, лишний раз обсуждать тоже не хочется, если какое-то желание и есть, то только оставить эту проблему в прошлом. За прошедшие недели молчания Алек сумел осознать, как же сильно ему не хватало участия сестры в его жизни. До этой дурацкой ссоры ему казалось само собой разумеющимся то, что Джейн всегда рядом, и стоило им прекратить общение, так младший близнец сразу осознал, какую часть своего времени проводил с сестрой.
Впрочем, ссора на подсознательном желании защищать Джейн никак не сказалась: Алек помнил тот день, когда обезумевший Маркус атаковал своего же брата, и осознавал, что не боялся за себя, но неосознанно встал чуть впереди сестры, готовый вмешаться, если вдруг в ходе выяснения отношений её кто-нибудь заденет. В ссоре они или нет, вампир не забывал, какое важное место в его жизни занимает кровная родственница.
- Первая ссора за тринадцать сотен лет, - Алек протянул руку вперёд, касаясь пальцами ладони Джейн. Хотелось бы считать конфликт исчерпанным, времена нынче непростые, и переживать ещё и за разлад с отношениях с сестрой очень бы не хотелось.

+2

7

А был ли так безумен Маркус в своем порыве? Случившийся суд был так быстр и непредсказуем. Вот только завели прикорм в зал, как Маркус прошипел имя Дидим. А уже через секунду Владыка Кай свернул темноволосой девушке голову. И никак не могла быть мертвая вампирша, просто лишь на нее похожая девушка. Но какое большое влияние ее появление произвело на Владык. После смерти в очередной раз - уже двойника Дидим, Марк как будто помешался. Он вскочил с места и кинулся на своего брата.
И началась драка. Бойня на равных. Когда бьются такие древние вампиры, даже будучи обычным вампиром невозможно предугадать исход событий, а также успеть рассмотреть до мельчайших подробностей.
Джейн захотела забыть все случившееся, просто так произошло. Но оно никак не должно повлиять на ее быт, а также на сам клан. Может она была и не права в своих размышлениях, но своя рубашка ближе к телу. А думать об абстрактном будущем – это удел Великих Владык. Что случится с кланом после потери Маркуса тоже решать Великим. Но Вольтури просуществовали уже более трех тысячелетий непоколебимыми и мощными, и одна утрата, пусть такая масштабная, не сможет быстро и легко разрушить клан. Какие-то изменения давно были необходимы, особенно в последнее время. Пошатнувшееся величие требует скорейшего восстановления. Пора было перестать прятать голову в песок. Нужно было начать карательные операции и восстановить закон во всем мире – закон Вольтури.
Последние слова сестры Алек расслышал, он вплотную подошел к Джейн. Девушке показалось, что сейчас даже стало теплее в помещении, что холод отступает, одиночество прячется в свою глубокую норку подсознания. Она вновь не одна, ее брат, ее опора и защита рядом. Они вновь едины, они сила и мощь. Непобедимы и устрашаемы. Близнецы Вольтури в темных плащах. Их один вид вызывает дрожь, страх и трусость неугодных диктаторскому режиму итальянцев.
Джейн была благодарна Алеку за те слова, что она невиновата. Да и не чувствовала она себя виноватой. Вспылила, с кем ни бывает. И слова Саяны за пару часов до разборки с братом были излишне самоуверенными. Джейн повелась на эмоции, а уж речь Алека никак не смогла несколько недель назад затушить разгорающийся скандал.
И где сейчас была эта девка? Джейн волновал этот вопрос, и еще продолжает ли с ней свои занятия по раскрытию дара Алек. Между близнецами не бывало тайны, друг с другом они были прямолинейны и открыты. Но ранить вновь обретенное единение упоминаниями о Саяне… Девушка как-то тушевалась.
Рука Алека потянулась к руке сестры, этот незаметный, но в тоже время очень важный жест, ободрил блондинку. Это была их первая крупная ссора за все время пребывания после обращения. А сейчас все казалось таким ненужным и мелочным, что и вспоминать не хотелось. Однако решить все до  конца было необходимо, чтобы не осталось недосказанности и полунамеков в будущем.
Джейн слегка сжала руку брата, ее красноватые глаза посмотрели напрямую на брата. Уголки губ чуть приподнялись. Просто так стоять, быть рядом и смотреть на схожие черты лица, родные глаза, ямочки на щеках. Приятно и уютно. Джейн аккуратно протянула свою вторую руку к руке Алека, обхватила мизинцем мизинец брата и произнесла детскую шуточку:
- Мирись, мирись, мирись. И больше не дерись, - теперь девушка уже задорно улыбалась.

+2


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » А можно ли склеить разбитую чашку?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC