Twilight: you're my heroine now

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » Walk with Me ‡флеш


Walk with Me ‡флеш

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Walk with Me
Даже каменное сердце можно разбить.
http://sd.uploads.ru/BYSFo.gif http://funkyimg.com/i/2LDUQ.gif http://funkyimg.com/i/2LDUo.gif

Дата:
1 августа 2012 г.

Место:
Вольтерра, Италия

Действующие лица: Челси, Джейн и Корин
Краткое описание:
После казни Афтона по ковену итак ходят слухи о том, что безутешная вдова уж слишком безралична к участи супруга, так что Челси решает отметить окончание своего замужества в небольшой женской компании. Заодно и проверить, насколько сильна её злость по сравнению с тем, что умеют выбранные в попутчики стражи.

+4

2

Когда наступает тот момент, в котором боль, наконец, отступает, и сущность охватывает смирение? Когда и меня коснется этот миг? Когда же? Я устала. Безумно, дико и всецело. Мой разум измучен, мысли сумбурны, и не дает покоя эта свербящая пустота внутри. Она поглощает, высасывая изнутри, досуха, полностью, медленно и неотвратимо безжалостно. Точно так же как мы опустошаем сосуды своих жертв, теплых и полных сил, отнимая капля за каплей их жизнь, просто за то, что они  живы, за то, что люди. Так и я сейчас мучаю сама себя  в наказание за свой дар, за то, что поддалась соблазну, за то, что уступила собственной прихоти.  Это моя плата, мой крест, моя Голгофа и я пройду этот путь до конца как наказание за две тысячи лет безмятежности, пусть это и был затяжной самообман, разрушивший сейчас меня до основания.  Сейчас, но не навсегда…

Как там говорят человечки: ничто не вечно в этом мире? Да! И тоска, и печаль, и несчастье проходят, боль отступает, а жизнь обратно входит в свою колею… Возможно, и эта бездна у сердца однажды затянется.  Вселенная мне свидетель, как я жажду от нее избавиться, но только одно может заполнить до краев во мне эту брешь. И с каждым днем я сижу на поводке Корин все крепче и сильнее. Очередная насмешка судьбы: та, с кем столько веков соперничала, теперь моя единственная отрада и спасение. Но это мысль теперь не так бьет по гордости, как раньше.  И это не смирение, а нечто сродни прозрению – умиротворение и боль не могут идти рука об руку. Наверное, так было предначертано. 

Я неосознанно касаюсь своих ладоней. На безымянном пальце больше нет кольца, не ощущается его тяжесть, его след. Единственные оковы, что сейчас опутывают меня – это воспоминания. За что? Я не переставая задаю себе этот вопрос, вопрос на который ни причин, ни ответов просто нет. И это злит. Эмоциональные качали опять пришли в движение, подначивая тело вторить их порывам. Я встаю и решительным жестом сгребаю с комода и отовсюду, куда дотягивается взгляд,  вещи Афтона. Сейчас, все что хотя бы отчасти напоминает о нем, приводит меня в бешенство. Тонкие шпильки гулко стучат по каменным плитам пола, в комнате раздается шорох одежды и падающих вещей.  Не проходит и получаса, как на середине кровати вырастает внушительная горка вещей – воспоминаний и незримых наручников, что тянут меня назад.  Еще одни кандалы, только не такие приятные как у Корин.

Пальцы медленно проводят по знакомым вещицам: еще пара часов и даже это не будет больше напоминать о нем. И не останется ничего материального, что связывало бы меня с ним, с Афтоном… Мой супруг, мой палач, моя самая желанная награда и самое горькое разочарование. Даже после своей смерти он по-прежнему имеет надо мной власть, я словно чувствую его присутствие,  ощущаю отголоски запаха... и понимаю, что ярость снова окутывает меня со всех сторон. И это не то одеяние, которое я хотела бы носить.  Пальцы проворно стягивают углы покрывала в узел. Секунда – и он уже за дверьми комнаты, на полу коридора.  А, напоследок лаская взглядом десятки прожитых веков, я неимоверно подавлена и разбита. На ум приходят лишь слова Маркуса, не раз практически открыто предупреждавшего меня о подобном. Не верила... Тяжкий вздох срывается с губ, тонкие пальцы сжаты в кулачки. На ум приходит только одно, и, резко развернувшись, я стремительно миную коридор за коридором, пока не останавливаюсь у нужной двери. Секунда и ладонь сжимает ручку. Надеюсь, хозяйка комнаты меня простит.

Мною движет отчаяние и желание вновь ощутить себя целой. Забавно, что во всей это череде событий я ни разу не пожалела мужчину, заботясь лишь о себе. И поступаю точно так же сейчас.

В моих глазах нет ни тени высокомерия или прошлых отголосков гордости, я смотрю на Корин как обычно давние друзья смотрят в глаза друг другу, изъясняя взглядами все то, что творится внутри. Но голос мой тих и ровен, когда я говорю ей:
- Пойдем прогуляемся? – Шаг внутрь помещения, - пожалуйста, Корин, составь мне компанию на этот вечер?

+6

3

Знай врага и знай себя: тогда в тысяче битв не потерпишь поражения. У Корин было достаточно времени для самопознания. Долгие годы она считала своими врагами Маркуса, простым отказом лишившим её желанной ступеньки в иерархии рядом с одним из правителей, пусть и не тем, с кем она сама предпочла бы быть. Его несравненную Дидиму, которая упорно не хотела умирать насовсем, смотря с запрятанных портретов и продолжая упоминаться из уст в уста веками. История клана, пусть не самая приятная, но возникающая в голове всякий раз, стоило взгляду упасть на лишь кажущийся занятым трон или после принятия очередного спорного решения, ведь никогда не приходилось гадать, кем был его автор. Аро или Кайус, третьего не дано.

Еще одним её врагом была Челси. Корин не знала, пошла эта вражда из-за похожих обязанностей или все-таки потому что её злила власть чарующей над всеми в итальянском клане. Над ней. Оставлять Вольтури не входило в планы Корин: даже внезапный уход Элеазара несколько веков назад, как наиболее болезненный пример, не убедил её в том, что за стенами Вольтерры есть что-то, что способно надолго отвлечь её от дома. И все же, мысль остаться без спросу вкладывали в голову аккуратные руки, которые никогда не казались ей заботливыми. Платить тот же монетой было приятно, даже очень, но не осознавать, что она пребывает в подземном замке, чтобы удержать там драгоценную подругу, которая в свою очередь удержит всех остальных. Вроде важно, но даже в этом важном имя Челси было ключевым. Поэтому до недавнего времени любой промах той Корин встречала с плохо скрываемой улыбкой, снисходительно улыбаясь и даже позволяя себе бросать редкие замечания, когда наступало время очередной встречи.

В последнее время их стало больше. Казнь Афтона, пожалуй, должна была стать главной победой Корин на этой войне - при всей своей зависти к положению напарницы, она прекрасно понимала, как много потеряет клан, упустив такой талант. Да и это означало бы полный провал со стороны стража немногочисленных поручений правителей. Так что она желала Челси долгих лет жизни, но ситуация, как бы не была та похожа на историю Маркуса, почему-то приносила не так уж много удовлетворения. На сей раз решать было не ей, так что бессмертная сразу глубже пустила корни своего дара, хмуро наблюдая, каким непродолжительным оказывается её воздействие. Чем больше времени они проводили вместе, тем увлекательнее казались времена, когда Чармион не преследовала её опустошенной тенью.

- Пожалуй, обстановка моей спальни действительно должна была тебе надоесть за последние две недели, - сидя в кресле, хмуро усмехается Корин - ей не нравится этот взгляд. Не нравится эта связь, которой не было не видно и не слышно почти три тысячи лет, упрямство, которое не удалось сломить даже общему противнику в виде Калленов. Пусть даже они были первым поводом попытаться работать вместе, ведь обратный путь через Атлантику был далек и довольно унизителен. Почему Афтон, которого всегда все считали никем, одолжением одаренной, вдруг смог склонить эту чашу весов? Или это еще одна игра Челси, которой теперь куда сильнее нужны её силы и которая, в отличие от остальных, может зайти довольно далеко в попытках получить их без очереди? Какими бы не были её эмоции, доверять она их не спешит, поднимаясь на ноги, не прерывая зрительного контакта и лишь едва заметно касаясь гостьи своим влиянием.
Плащ она решает не брать - в конце концов, далеко не всегда те помогают скрываться от любопытных глаз.

- Можем заглянуть в чью-нибудь еще. К твоему маленького церберу не пойдем, - скользя рукой по стене и двери Кристин Марии, Корин с полуулыбкой представляет борозду, которую может оставить. И даже пару неприличных знаков, в которую та может сложиться. - Может быть, к Сантьяго? Или Ренате?

Перевернувшись, она продолжает без всяких проблем продвигаться по коридору спиной вперед, еще раз воздействуя на Челси своим даром, чтобы та не передумала о своем решении прийти. За такое после очередного обеда в Тронном зале, когда у Аро будет возможность проверить состояние любимицы, её могут по голове не погладить. Даже если привыкание в определенный момент сделает свое дело. Но если её опасения верны, стоит немного разнообразить их маленькую компанию тем, кто может отвадить привычку без спроса лезть в чужие мысли.

- Или нет, - пожав плечами, Корин резко разворачивается, впрочем, успевая постучать, прежде чем ворваться в комнату Джейн. Её брат-близнец был, мягко говоря, не в восторге от её привычки всех приправлять принудительным удовлетворением. Но если временное отключение чувств было не сильно обременительным, то с его сестрой приходилось бы осторожнее, мягко прощупывая ситуацию в поисках одобрения своих действий. - Джейн, как ты смотришь на небольшую ночную прогулку? Мы с Челси приглашаем.

+4

4

В замке Вольтури стало твориться что-то странное. После возвращения из Форуса минуло уже более пяти лет, за это время произошло многое. И это многое ударило по репутации Вольтури так, как отбойный молоток расколошмачивает фаянсовый туалет. Вдребезги.
Вампиры перестали уважать и бояться власти итальянцев. Борзота полезли на территорию итальянцев. Начали оставлять им свои кровавые приветы.
Владыки такие действа пресекли быстро, но почему оставили  в живых возмутителей спокойствия, многие удивились таким действиям со стороны поборников закона и порядка. Но смекнули, что итальянца как-то размякли и сникли. И изо всех щелей начали вылазить самые гнусные создания тьмы, те, что раньше сидели в своих норах, прижав хвост. То тут, то там начались вспышки таинственных и необъяснимых беспорядков и людских смертей. До Вольтури докатились слухи, что и на Аляске успел отметиться маньяк-убийца, обескровливающий свои жертвы. Но никак не отреагировали на это сообщение.
Нервную обстановку усугубила появившаяся новенькая в клане – Саяна, в прошлом долгое время она была кочевницей. Привел ее ищейка Деметрий. Девушка была одаренной, но ее дар был таким никчемным по своей сущности и действию, ее голос создавал колебания, слегка зомбируя испытуемого и заставляя его выполнять определенные команды. Но он практически не действовал на древних вампиров: чем старше был вампир, тем менее он был подвержен ее дару. А уж если его возраст преодолел тысячелетний порог, то и вообще дар никак не действовал.
И после ее появления у Вольтури началось какое-то смутное время: Правитель Кауйс много времени стал проводить с новенькой, тут и Алека припрягли к обучению и расширению способностей Саяны. Джейн взбесил этот факт, она в пух и прах разругалась как с новенькой, сломав той руку в порыве ярости, так и с самим Алеком. Близнецы несколько недель ходили как воды в рот набрав, они не перекидывались с друг с другом фразочками, даже старались в одном помещении находится подальше друг от друга.
И тут как гром среди ясного неба – Владыка Аро Вольтури казнил одного из своих стражей – Афтона. И тут же поползли слухи, что этого пожелала величественная Челси. Муженек надоел, а может даже и изменил. Одни слухи были хлещи других. Джейн старалась не участвовать в эти «посиделках на завалинке», но уберечь свои чуткие уши ей не удавалось. Фразы вырывались из контекста, а разговоры и пересуды не кончались. Сама же вдова Чармион ходила  с опущенной головой. Микроклимат в клане был отравлен ее горечью и не пролитыми слезами. Корин работала на износ, но восстановить благоприятную и дружественную обстановку в замке ей пока не удавалось. Помочь могло лишь время. Ну и усердие Корин. 
Очередной тихий вечер Джейн встретила в своей комнате. Она была в подавлено настроении, совсем недавно она поругалась с Алеком. Ее резкие слова вылетели изо рта, совсем не обдумано. Но терпеть высокомерное отношение родного существа, родного братика, который заступился за ничтожество, было свыше сил Джейн. Может все это произошло из-за нервозности в клане, а может на Джейн перестало действовать умиротворение Корин, дававшее четкость, трезвость и ясность ума от всяких эмоций. Одинокими вечера Джейн успела несколько раз прокрутить в своей памяти случившееся в комнате Алека, как ее объяли какие-то непонятные собственнические инстинкты, сделав из нее монстра на эмоциях.
Громкий, требовательный стук прервал размышления блондинки, через мгновение в комнате показалась Корин Вольтури, которая предложила Джейн прогулять вместе с ней и Челси.
Девушка недоумевала от подобного предложения, но решила, что ей сейчас не помешает с ходячим успокоительным, может и проветрятся ее мозги, выветрится все ненужное. Она спрыгнула с любимого подоконника и поспешила следом за Корин.
- Темной ночи, Корин, - Джейн слегка мотнула головой в сторону пригласившей ее брюнетки, - Приветствую, - произнесла она в сторону Челси.
Джейн удивилась столь странному предложению, так и компании, в которой она оказалась. Не слишком разговорчивая, она сейчас растерялась и не знала, чего ждут от ее общества. Да и спрашивать как дела было бы слишком нетривиально с нее стороны.
- Сочувствую твоей утрате, Челси, - тихо произнесла она, - Кто-то когда-то сказал, что смерть — не величайшая потеря в жизни. Величайшая потеря — это то, что умирают воспоминания, когда мы продолжаем жить... (с) 

+3


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » Walk with Me ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC