Twilight: you're my heroine now

Объявление

Добро пожаловать, Незнакомец. Заходи, присаживайся. Может, тебе предложить горячего чаю? Или крови? Отбрось все сомнения, погрузись с нами в Сумеречный мир, созданный С. Майер. Выбери, чью сторону займешь, и, может, именно ты приведешь ее к господству.

Система игры: эпизодическая
Игровое время: август 2012 года
Рейтинг игры: NC-17 (18+)

АДМИНИСТРАЦИЯ

Jane | Demetri

18.09.2018г. В ожидании первой большой чистки форума, запланированной на 22-23 сентября, претерпели изменения правила форума. Пересмотрены пункты, касающиеся максимального количества эпизодов на одного игрока, очередности в массовых отыгрышах, игровой активности и лоу-отсутвия.

Подготовлен список неактивных игроков, у которых все еще есть время исправить ситуацию. На днях будет вывешен список неактивных и неактуальных эпизодов, поэтому просмотрите внимательно свои игры.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Альтернативная реальность » То, что казалось невозможным, стало реальным ‡альт


То, что казалось невозможным, стало реальным ‡альт

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

То, что казалось невозможным, стало реальным
— Это невозможно!
— Всего лишь немыслимо.

http://sg.uploads.ru/EF7i2.gif http://s7.uploads.ru/5C7f4.gif

Дата:
весна 2012го года

Место:
Новый Орлеан, кладбище Лафайетт

Действующие лица:Леа Клируотер aka Хейли Маршалл и Элеазар Денали aka Элайджа Майклсон
Краткое описание:
Как показывает практика, судьба богата на сюрпризы самого разного толка. Что может связывать Никлауса и ведьму Французского квартала? Какие у них планы? Ведомый желанием узнать их и исходя из полученных ответов решить, какую роль сыграть в данном действе, Элайджа следует в Новый Орлеан вслед за своим братом, ожидая услышать всё, что угодно, за исключением известия о девушке-оборотне, которая носит под сердцем ребёнка первородного гибрида. Он удивлён, он не может в это поверить, но он должен с ней поговорить.

+4

2

Когда ты всю свою жизнь посвящаешь поискам ответов на самый главный вопрос, один лишь намек на возможность получения отгадки становится для тебя чуть ли не благословением свыше. Тебе все равно каким способом удалось это получить, ты даже готов забыть обо всех последствиях, ведь совсем скоро в твоих руках будет самая желанная награда.
Я столько лет посвятила безуспешным поискам своей семьи, что в какой-то момент времени уже фактически отчаялась найти даже намек на их существование. Я была брошенным ребенком, так возможно мне и не стоило пытаться искать ответы, которые не придутся мне по душе, но я не сдавалась. Не сдавалась настолько, что сначала решила заключить сделку с сумасшедшей сучкой Пирс, поведясь на крупицы того малого, что она мне обещала, а потом и заключив сделку с самим дьяволом во плоти, иначе Клауса было просто не назвать.
Когда я шла к Клаусу я преследовала две мысли. Первая заключалась в том, что я хотела сохранить жизнь Тайлеру. Чего уж тут скрывать, я была влюблена в него и это ни для кого не было секретом. Да, он не отвечал мне взаимностью и скорее всего не думал обо мне в том же контексте, но я не теряла надежды. Я была практически уверена, что если подарю ему спокойную жизнь без преследований Клауса, он впервые посмотрит на меня другими глазами. Вторая мысль была куда проще, ведь потеряв интерес для Петровой, я стала главной целью ее вампиров, что теперь без устали преследовали меня, и мне нужна была защита. Мне нужен был человек, которого вампиры испугаются даже больше, чем Катерину и Клаус был прекрасным кандидатом со своей чудесной харизмой и абсолютно безжалостным избавлением от врагов. Так почему было не дать Клаусу то, что он так жаждет в обмен на свои собственные желания? В моих фантазиях все было просто, но на деле все оказалось куда труднее, ведь не стоило недооценивать древнейшего вампира.
Да, Клаус обещал мне защиту, и я не сомневалась, что он сдержит свое слово, что он подтвердил, сохранив мне жизнь на месте нашей встречи. Но дабы не подвергнуться опасности, мне было необходимо держаться ближе к нему, а вот это уже было проблемой. Находясь во влиянии чувств, мы поддались порыву и совершили то, что осудили бы все кого я знаю. Спросите, жалею ли я об этом? Жалею ли я, что оказалась в постели врага? Нет. Это должно было быть лишь одним случайным порывом, который никто из нас не воспринял всерьез. Но, тем не менее, я не могла смотреть ему в глаза и торопливо собралась домой, когда он мне и сообщил новость, что повергла меня в шок. Он подозревал, что я связана с одним из древнейших родов оборотней в Новом Орлеане и мне нужно было это проверить. Я долгие годы искала зацепки, которые могли бы привести меня к моим родителям, и кажется, я впервые нашла что-то действительно стоящее. Только в эту секунду я даже не подозревала, что помимо этой зацепки я получила от Клауса кое-что еще. Абсолютно нежеланное и пугающее и это самое нечто связало наши жизни раз и навсегда.
Оказавшись в Новом Орлеане я бросила все свои силы на поиски информации о моей семье, но кого бы я не спрашивала, никто не мог дать мне желанного ответа. Словно таких людей на территории этого города никогда и не существовало и вот так вот в полном  отчаянии я оказалась на пороге бара, где встретили меня сестры Деверо. Они были так добры и внимательны ко мне, что я даже и подумать не могла, что все это было последствием прикосновения Софи ко мне и открытием для нее одной из самых страшных тайн. Я была беременна. Я не подозревала об этом, полностью погрузившись в поиски желанных ответов, а вот они не только стали первыми, кто узнал об этом, но и построили на меня свои планы.
Если бы я знала о чем они думают, когда та милая девушка протягивала мне карту с якобы расположением оборотней, я бы определенно свернула бы ей шею и убралась бы подальше от этого темного города, но я была так наивна и стала жертвой своей собственной невнимательности, ведь то ненавязчивое объятье принесло той ведьме желанную вещь. В ту самую секунду я полностью потеряла власть над своей жизнью, а в скором времени я стала и их пленницей.
После того как я оказалась похищенной с того самого места, что показала мне эта ведьма, очнулась я уже в небольшом деревянном домике, где не было ничего кроме кровати и пары деревянных стульев, которые шатались каждый раз, когда на него кто-то садился. Первый день меня держали связанной, чтобы я не пыталась вырваться и сбежать, а после моей попытки впиться одной из ведьм в руку мне даже поставили кляп, но в скором времени, видимо после того, как они мне дали несколько травяных отваров, с моих рук эти веревки все же сняли. Только желание бороться куда-то исчезло и я даже толком не могла пошевелиться, являясь лишь безмолвным наблюдателем всех тех ритуалов, что они без устали надо мной проводили.
Тогда то я и узнала, что причиной моего нахождения там была беременность, и я то и дело слышала перешептывания о том, что этот ребенок должен быть по-настоящему особенным. Конечно, первое время я отказывалась верить в то, что в моем животе кто-то живет, а потом и сама стала ощущать что-то абсолютно непривычное и необъяснимое и начала понимать, что возможно такая вероятность все же была.
Единственное, что для меня долгое время было загадкой. Я не могла понять зачем им нужна была я и мой ребенок, но услышав о страхе в котором всех ведьм держит вампир и о их желании втянуть Клауса в эту борьбу, все встало на свои места. Только почему они думали, что этому дьяволу будет дело до какого-то ребенка? Судя по слухам, что ходили о Клаусе Майклсоне, он скорее оставит меня на пытки ведьмам, чем сделает то, что им хочется, только они все равно не оставляли своих надежд.
Через несколько дней утомительной жизни в домике у озера, я все же покинула это ужасное место, пахшее мокрой древесиной и плесенью, только ведьмы не торопились меня отпустить на свободу, они привезли меня на кладбище Лафайетт, которое считали особенным священным местом. Признаюсь, что первые часы там я даже предполагала, что эти сумасшедшие принесут меня в жертву каким-нибудь богам или кому там молятся эти чокнутые женщины, но никто не пытался покуситься на мою жизнь и я не слышала зловещих песнопений, которые наверняка должны были бы сопровождать такое действо. Тем не менее это не успокаивало, но ответом на все мои вопросы служила лишь тишина, пока на пороге этого места не объявился загадочный мужчина в костюме. Признаюсь,  он сразу привлек мое внимание и вызвал еще не меньше десятка вопросов. Неужели он один из них? Неужели это он будет приносить меня в жертву? Просто зачем еще такому элегантному мужчине появиться в этом богом забытом месте? Но почему эти ведьмы смотрят на него с такой надеждой? Будь я чуточку внимательнее, возможно, я бы увидела его сходство с братом, но разве можно быть внимательной, когда все эти дни меня держали взаперти какие-то женщины и единственное о чем я мечтала, так это убраться подальше от этого места.
- А ты еще кто такой?
[NIC]Hayley Marshall[/NIC]

Отредактировано Leah Clearwater (2018-08-18 14:01:47)

+6

3

Прожив на этом свете тысячу лет, я оставляю за собой полное право на собственное мнение относительно того, что людей, полностью лишённых каких-либо слабостей, не существует. Каким бы сильным ты не казался, всегда найдётся что-то, способное сделать тебя уязвимым, и в такие моменты становится совершенно не важно, вампир ты или простой смертный.
Утверждая подобное, я, разумеется, должен применить вышеизложенную истину на себе и сообщить о своей собственной слабости – той злополучной мелочи, которая способна вывести первородного из себя и заставить его заключать сделки с теми, кто ему безразличен, а также ввязываться в интриги, которые ему совершенно не интересны. В моём случае единственной причиной для всего этого является моя семья и клятва, которую мы дали друг другу тысячу лет назад. Громкое "всегда и навеки", всегда объединяющее, к сожалению, не сумело выдержать испытания времени и превратиться в пустой звук для всех, кроме меня, однако даже в самых безнадёжных случаях должно остаться место для надежды, не находите?
Так, я искренне надеюсь на то, что после нескольких скучных будней в Мистик-Фоллс Ребекка осознает всю важность кровный уз и перестанет делать вид, будто проблемы Никлауса нас не касаются. Я прекрасно могу понять позицию своей драгоценной сестры, но вместе с этим осуждаю её за показное безразличие и позицию, согласно которой мы – трое недоверчивых типов, волею случаев оказавшихся родственниками. Право, подобный отзыв скорее в стиле нашего брата Кола и если её очередной прихотью является жизнь для себя любимой – пожалуйста, однако я всё же рассчитываю на благоразумие своей дорогой сестры, которая удивит нас своим прибытием в Новый Орлеан.
Куда более сложным случаем является наш с ней сводный брат Никлаус, который, с одной стороны, чтит нашу клятву, а с другой не брезгует истязать собственных родственников и укладывать их в гробы за малейшую провинность. Вечный параноик, которого не излечила даже гибель нашего отца, он словно не способен жить простой жизнью, иначе как объяснить то, с какой поспешностью первородный гибрид отбыл в Новый Орлеан? Признаться, меня это даже забавляет: всего лишь одно письмо с известием о ведьме, плетущей против него заговор – и вот уже Никлаус Майклсон переступает порог города, который мы когда-то называли своим домом. В гордом одиночестве, никем не сдерживаемый и оттого совершенно непредсказуемый.
Не могу сказать, что меня так волнует метод, к которому намерен прибегать дражайший брат для решения своих проблем, однако, вместе с этим, мне...Любопытно. Да, пожалуй именно это слово как нельзя лучше опишет моё состояние. Я хочу знать, что представляет из себя Джейн-Энн Деверо, на каком она счету и чего именно она хочет от Никлауса. Заговор? С какой целью? Надеюсь, из неё получится занятный собеседник, поскольку именно исход нашего будущего разговора окончательно расставит для меня все точки над "i": помогу ведьме разобраться с братом, помогу брату пресечь очередной заговор против него, развернусь и уеду в Мистик-Фоллс, где займусь планированием своего досуга на ближайшие лет десять – вариантов много, дело лишь за настроением и обстоятельствами.
Оказавшись в Новом Орлеане, я не смог избавиться от волны ностальгии, внезапно нахлынувшей и накрывшей с головой: всё здесь было знакомо и невольно напоминало о временах, когда этот город не был таким ярким и знаменитым. Мы построили его, вместе. Вместе же превратили это место в дом, который не хотелось покидать. Каждый был по-своему счастлив, но, как и положено в длинных биографиях, что-то пошло не так. Отец нашёл нас и забрал этот город, заставив убегать от него и прятаться, подобно диким зверям, а дом остался позади, охваченный пламенем и заполненный телами убитых вампиров, но город сумел это пережить. Достаточно лишь посмотреть в любом направлении и можно увидеть то, как органично  смотрятся несколько современных построек рядом со зданиями,  которые стоят здесь около двух сотен лет. Это всё тот же Новый Орлеан – не наш дом, но место, куда можно в любой момент приехать и предаться воспоминаниям о прошлом, желательно в каком-нибудь уютном месте с бокалом хорошего вина.
Мне даже жаль, что цель визита заключается в другом. – Подумал прежде, чем переступить порог ближайшего бара, где мне, надеюсь, посчастливится насладиться не разбавленным алкоголем и заодно разузнать о том, где можно найти интересующую меня ведьму.
Разговор с барменом оказался плодотворным, и я был благодарен этой милой девушке за то, что она, сама того не подозревая, сумела мне помочь. Правда, с Джейн-Энн поговорить мне так и не удалось, поскольку она оказалась убита...минутку... Марселлус? Тот самый мальчишка, которого Никлаус когда-то взял под своё крыло и воспитал по своему образу и подобию? Так вот кому принадлежит этот город? Что-то не припомню момента, когда мы оставляли Новый Орлеан кому-то в наследство, тем более ему, хотя следует отдать должное: ученик усвоил все уроки своего кровожадного учителя, раз умудряется держать ведьм в страхе, а я не встретил ни единого оборотня.
Если я буду вынужден остаться здесь, нужно будет посвятить часть времени поиску секрета его силы. В своё время мы были гораздо сильнее Марселлуса, однако считались с местными ведьмами, предпочитая видеть в их лицах союзников, он же поставил их на колени. Как? – Размышлял, наблюдая за открывшимся представлением, где воспитанник моего брата изображает из себя жестокого тирана, а девушка – Софи, жертву его тирании. Если я что-то понимаю в тонкостях семейных отношений, то она должна знать о намерениях своей сестры, если не является соучастницей оных, так что... Софи Деверо счастливица, потому что я никому не позволю убить её до того, как получу ответы на свои вопросы.
Ведомый желанием узнать о её планах и том, какую роль в них должен сыграть мой брат, я проследил за девушкой до бара и расправился с цепными псами здешнего "короля", рассчитывая на благодарность в виде ответов и, скажем так, я их получил. Поначалу в виде краткого рассказа о положении ведьм в этом городе и желании Софи исправить ситуацию, но справиться с помощью своих сил она и другие по каким-то причинам не могут, и потому нуждаются в союзнике. Понимая её положение, я не видел в услышанном причины, достаточно весомой для того, чтобы Никлаус примкнул к заговорщикам. И вряд ли бы понял, не заговори Деверо о какой-то девушке, что, якобы, провела ночь с моим братом и теперь беременна от него.
Разве в её фантазиях не нашлось ничего более реального? – Задался немым вопросом в момент, когда она велела привести ту, о ком говорила. Мы никогда не виделись, однако я стоял и смотрел на неё, словно заворожённый, начиная верить словам Софи и понимать ценность этой незнакомки для всей семьи, особенно для Никлауса. Всё, сказанное ведьмой, правда, я даже слышу то, как бьётся сердце этого крохотного создания, этой... надежды для нас.
– Элайджа, и я не сделаю тебе ничего плохого. – Наконец произнёс, отвечая на вопрос волчицы, после чего обратился к Софи. – Думаю, я понял, чего ты от меня хочешь, но перед этим нам с девушкой нужно поговорить. Наедине. Уверен, ты можешь этому поспособствовать.
Ведьме Деверо следовало отдать должное – понимать и принимать чужие условия она умела, а потому не стала перечить и провела нас в какой-то склеп, после чего удалилась и заодно избавила меня и мою новую знакомую от лишних свидетелей.
– Раз случаю было угодно сыграть с тобой злую шутку, нужно с этим смириться. – Спокойно произнёс, указывая на скамью. – Присядь, разговор будет долгим, поскольку тебе следует узнать о многих вещах. В частности, о семье, частью которой ты отныне являешься. Никаких особых секретов у нас нет, однако я привык беседовать без дополнительных зрителей, – усмехнулся. – Наверняка у тебя есть вопросы, но, с твоего позволения, я задам свои первый. Как с тобой обращаются? Где держат? Там есть хотя бы минимальные удобства? И, в конце концов, как ты оказалась у них?
[NIC]Elijah Mikaelson[/NIC]
[STA]The noble one[/STA]
[AVA]https://78.media.tumblr.com/8eb0e3bb05fdc431e033a028e3bc9c44/tumblr_of81lpd6iz1rlvdl7o2_250.gif[/AVA]
[SGN]https://78.media.tumblr.com/7a47630365110de4a5096e252206c3a4/tumblr_nb6x8vNqZw1tet46ho1_250.gif https://78.media.tumblr.com/2af65ff669bc0482f27986b33ac8b175/tumblr_nb6x8vNqZw1tet46ho2_250.gif[/SGN]

+5

4

Я все чаще убеждаюсь в том, что как бы мы не старались изменить свою жизнь, есть что-то, что нам абсолютно неподвластно, что-то, что обязательно произойдет несмотря на все наши старания и кардинально перевернет эту повседневность. Судьба, рок. Вы можете называть это как угодно, но это определенно нечто, что находится выше наших желаний, мыслей и возможностей и появляется оно ровно тогда, когда ты совсем этого не ждешь. Если бы у меня спросили почему это происходит, то я бы склонилась к ответу, что все это лишь испытание, чтобы понять достойны ли мы продолжать эту игру. Понять хватит ли у нас сил, чтобы перейти к следующему акту. А пока мы действуем, кукловод уже настраивается на новый сюжет.
Это не самая приятная часть моей пьесы, если бы я писала сценарий сама, то этот момент сюжета был бы благополучно скомкан и отправлен в ближайшую урну, но я не сценарист, я всего лишь пешка на этой шахматной доске, которой предстоит сыграть свою роль. Я непроизвольно прижимаю ладонь к животу и задумываюсь о том, что материнство не входило даже в десяток моих ближайших планов. Я хотела найти родителей, выяснить кто я есть на самом деле, чтобы найти свое место в жизни, возможно даже попутешествовать и посмотреть весь этот огромный мир, но никак не стать матерью какого-то сверхъестественного ребенка, который по пророчествам этих ведьм, должен стать по-настоящему особенным.  Ребенок оборотня и вампира… Но как такое вообще возможно? Ведь я была уверена, что будучи вампиром он просто не может иметь возможности продолжать свой род? Стоит ли думать о том, что этот ребенок будет таким же как и его отец? Так может быть это на самом деле кара, а не благословение, которое видят все эти ведьмочки, улыбающиеся мне в лицо и шепчущиеся за моей спиной. Уже сейчас этот нерожденный ребенок стал средством для их магических игр, так что же будет дальше, когда он вырастет и в нем начнут узнавать сына или дочь самого страшного монстра на всем свете? Мне не хочется об этом думать. Я чуть вздрагиваю и провожу ладонями по своим плечам, словно ежась от холода. Хотя от холодных каменных стен поросших мхом и правда веет холодом. Это место определенно не стоит добавлять в ваучер для туристов.
Я не знала сколько времени мне предстояло провести в этом темном и затхлом месте, но предполагала, что меня сюда вывели все же не на прогулку и не для того, чтобы я размяла ноги после трех дней на той кровати. Но если я не часть зловещего ритуала с жертвоприношениями, так что же на самом деле было в их планах? Эти мысли не давали мне покоя и сжигали меня изнутри подобно едкому зелью. Страх, любопытство, злость, гнев. Эмоции сменялись одна другой, но я не могла позволить им заметить мою слабость. Им не сломить меня даже десятком своих заклятий, я просто не доставлю им такого удовольствия.
Мое одиночество было прервано парой ведьм, что кажется стояли на страже моего покоя. Или попытки бегства. Хотя я давно уже смирилась, что выбраться из их лап самостоятельно мне не под силу, но кажется так они чувствовали себя увереннее. Я была же их «последней надеждой» и «рычагом давления».  Они вывели меня на улицу и я только сейчас успела осознать, что пока я сидела в том темном склепе, куда не проникал ни один солнечный луч,  день уже успел смениться ночью и шел мой четвертый день пребывания в их  цепких лапах.  Но вместо уже столь «родных» и знакомых мне лиц ведьм из французского квартала, я стояла перед тем самым загадочным мужчине в костюме.  Так что же я теперь чудная зверушка и это показательное выступление? Или он человек, которому предстоит меня пытать? Или может быть они решили продать меня подороже какой-нибудь третьей стороне?
Если честно, то в свете последних событий  я была готова к чему угодно и мне кажется, что уже ничего не могло удивить меня больше, чем моя быстро развивающаяся беременность от Никлауса Майклсона. Прошло так мало времени, а я уже готова была поспорить, что сама ощущаю тихое сердцебиение ребенка, что теперь жил в моем животе.
- Мне ни о чем не говорит твое имя, - отвечаю я с подозрением оглядывая этого незнакомца, ведь мне еще не дает покоя вся странность этой ситуации и встреча на кладбище, определенно не придает шарма этому знакомству. При других обстоятельствах я была бы не прочь выпить с ним по бокальчику виски, но не сейчас. Когда он просит оставить нас наедине, что-то внутри меня хочет воспротивиться этому, возможно это все таки толика здравого смысла, что все таки во мне имеется (мне кажется, что все перестали в это верить, узнав о том, что я спала с Клаусом), но есть в его взгляде нечто такое притягательное и успокаивающее, что я правда верю, что он не попытается причинить мне вред. Он слишком благороден что ли для подобных действ.  Где-то на уровне подсознания я думаю о том, что его имя мне кажется знакомым, но сейчас не время чтобы думать об этом.
Мы снова возвращаемся под покров склепа, где держали меня последние несколько часов и я впервые чувствую себя чуть более уверенной и уже не столь напуганной маленькой девчонкой, которой была раньше, возможно это так влияет на меня присутствие этого обаятельного и элегантного незнакомца, что предлагает мне присесть на небольшую деревянную скамью. Если честно, то я бы с большим удовольствием убралась бы подальше от этого места, но стоило довольствоваться малым и видимо подготовиться к тому, что предстоит весьма трудный и продолжительный разговор из которого я собираюсь добыть ответы по крайней мере на половину, интересующих меня вопросов.
- Смириться с тем, что я ношу под сердцем какого-то сверхъестественного ребенка, который по их мнению должен помочь свергнуть существующую власть? – я усмехнулась и покачала головой, удобнее устраиваясь на этой узкой деревянной скамье, ведь разговор и правда предстоял долгий и возможно весьма эмоциональный и напряженный. – Прости, последние дни были подобны попаданию в ад. Эти ведьмы заманили меня в самую чащу леса к небольшому ручью. Я поняла, что что-то не так, когда карта загорелась прямо в моих руках, потом машина дала сбой, я пыталась вызвать эвакуатор, но в моих глазах помутнело и я отключилась. Очнулась я уже в каком-то  деревянном доме у озера. Мне кажется, что они ничего не слышали об удобствах, либо слишком торопились, когда проворачивали это похищение. День держали меня связанной, возможно за попытку откусить палец одной из ведьм, что пыталась залить в меня какое-то зелье, а потом развязали, но все что я могла, так это лишь быть невольным наблюдателем опытов, что они надо мной ставили, - я поймала взгляд Элайджи и решила попробовать получить хоть часть ответов на вопросы, что так долго мучили меня. -  У меня тоже есть вопросы. Я до сих пор не могу понять как все это оказалось возможным… Клаус же вампир, а они все мертвы, так как же возможно, что я могла от него забеременеть?
Теперь в пламени свечей у меня появляется возможность рассмотреть этого незнакомца лучше, даже при столь тусклом свете мне удается заметить некие сходства между ним и Клаусом Майклсоном, тогда то мое сознание услужливо и решило подсказать, что кажется Тайлер упоминал о существовании и других древних вампиров. Но если он брат Клауса, то пришел ли он помочь или же наоборот думает избавиться от той, что пытаются сделать приманкой для его брата.
[NIC]Hayley Marshall[/NIC]

+2

5

Чем дольше мы шли, тем понятнее становился рассказ Софи Деверо и, соответственно, причины, заставившие ведьм Французского квартала встать на длинный и тернистый путь интриг. Дело в том, что, как бы парадоксально это не звучало, никто не любит перемен. Не так важно, приведут они к облегчению жизни или наоборот – когда слишком много времени жизнь течёт по одному укладу, менять его на что-то другое кажется затеей весьма глупой и, к тому же, пустой тратой времени.
Да, назвать нас самыми справедливыми правителями было нельзя, равно как и считать Майклсонов живыми воплощениями добрых и безобидных королей из сказок, однако мы всегда стремились к мирному существованию в Новом Орлеане и даже были успешны в этом предприятии до тех самых пор, пока на пороге нашего дома не появился отец, оставивший нам в "подарок" тела мёртвых вампиров и бегство в любую другую точку мира, лишь бы подальше от него.
Признаться, я был уверен, что в тот день Марселлус пополнил собой число погибших, однако, судя по увиденному несколько мгновений назад, ошибался. Приёмный сын моего сводного брата сумел выжить, как подобает воину, сумел одержать победу над оборотнями, как истинный боец, а сейчас и того больше – контроль над ведьмами. Настолько сильный, что те и колдовать боятся, опасаясь его гнева. Будь я его отцом, то оценил бы успехи воспитанника, однако это привилегия Никлауса, к тому же вся увиденная мною картина... Странная. В некоторых местах даже до безобразия. Право, мы воспитывали его в лучших традициях того времени, стараясь вырастить джентльмена и образованного юношу, и вот к чему всё это привело – развязный, неотёсанный, одетый в лучших традициях современности, но совершенно не элегантен, и окружает себя... Пожалуй, я назову это сбродом. И буду прав, кто бы не пытался сейчас доказать мне обратное. Достаточно лишь взглянуть на всех этих оборванцев и иного слова не подобрать. Правда, не смотря на дурной вкус, Марселлус, или Марсель, как он себя величает, всё же не окончательно лишился здравого смысла, раз кольца достаются лишь тем вампирам, которых он лично считает достойными, в то время как остальные вынуждены довольствоваться видом Нового Орлеана только с наступлением ночи. Если подумать, это даже неплохо – многие города только начинают свою жизнь в столь позднее время, блистать при свете дня нынче привилегия не многих, увы.
Пожалуй, я могу целую вечность критиковать ученика Никлауса, каждый раз обнаруживая в его королевстве новый недостаток и разбирая его до малейших деталей, однако я приехал сюда не за этим. Не ради этого и трачу своё время, внимая каждому слову Софи. Эта женщина достаточно смелая, раз рискнула возражать нынешнему королю в присутствии его свиты и осталась жива. Также она достаточно умна, раз привела меня на кладбище, не позволяя тем самым нашему разговору стать достоянием общественности. А ещё... Ещё она очень отчаянная, раз рискнула позвать в город первородного. Всего одного, но самого непредсказуемого и не поддающегося манипуляциям любого толка. Или наоборот, она очень глупая, раз не учла факт того, что если где-то показался один Майклсон, то вскоре его одиночество окажется нарушено другими членами семьи, и тот, кто рассчитывал на дуэль, получит лишь безоговорочное положение.

Как вампир, не питающий ненависти к ведьмам и колдунам, я понимал её желание избавиться от тирана, прибегнув к помощи другого, куда более сильного и хитрого, однако любая сделка во-первых, должна заключаться добровольно, а во-вторых, быть выгодной для обеих сторон, и до начала рассказа Деверо о таинственной особенной девушке я упорно не находил ни того, ни другого. После того, как всё узнал и увидел её, я понял всё. Осознал всё. Догадался о той смешной в своей очевидности роли, которую ведьма приготовила для неё и для моего брата. И если грозный первородный гибрид не станет слушать собрание взбунтовавшихся подчинённых Марселя Жерара, то я буду, однако готовность здесь вовсе не означает согласие стать их личной марионеткой, которой будут управлять на любой манер и указывать, как, когда и по кому я должен ударить. Готов ли я к сотрудничеству? Пожалуй, что да, но не раньше, чем состоится мой разговор с девушкой-оборотнем. С глазу на глаз, без лишних суфлёров и комментариев со стороны.
– Знаю, звучит странно, но с учётом сложившейся ситуации это лучшее, что нам остаётся, – улыбнулся, опираясь спиной о каменную стену склепа, – ребёнка нельзя назвать сверхъестественным только из-за того, что твоя беременность оказалась сюрпризом для природы. Прежде всего – это ребёнок, который вряд ли в чём-либо виноват. – Но волею случая стал неплохим рычагом давления на меня и мою семью, а теперь ещё и на эту девушку. – Не стоит извиняться, я всё понимаю. – Тут же среагировал на извинение, после чего замолчал и сосредоточился на роли слушателя. Кажется, уже второй раз за несколько часов, и, удивительно, всё время истории оказываются слишком важными для того, чтобы не придавать им значения: выслушав Софи я узнал об истинном положении дел в Новом Орлеане, а сейчас я получаю ответ на вопрос, как девушка оказалась в плену ведьм Французского квартала, как они определили, что отцом ребёнка является именно Никлаус и, что не менее важно, как они с ней обращаются. 
Загоревшаяся карта, машина, которая вдруг дала сбой,… В общем и целом картина абсолютной беспомощности, практически ситуация из кинофильма, когда минуту назад всё было хорошо, а затем к тебе начинает приближаться опасность, которой ничем нельзя ответить. Вряд ли это является стечением обстоятельств, однако… По мере рассказа незнакомки становилось понятным, за какое колдовство Марсель наказал Джейн-Энн Деверо. Была её жертва принесена лишь ради того, чтобы ведьмы получили в своё распоряжение сидевшую напротив меня волчицу, или к этой цели можно было добавить проведение тех самых опытов, я не знаю и, кажется, не должен, поскольку нюансы подобного рода никак не повлияют на нынешнее положение вещей.
Но, вместе с этим, дают понять всю серьёзность намерений ведьм. Одна из них отдала жизнь ради этой борьбы, а другая, кажется, минимум несколько раз упоминала о том, что у неё нет выбора. Зверь, загнанный в угол, способен убить нападающего, и этот случай не является исключением. Если Никлаус откажется, жалеть девушку никто не станет. Видимо, мне предстоит не самая лёгкая задача: убедить брата пойти на сотрудничество или, если не получится, убедить ведьму Деверо в том, что в моём лице она обретёт союзника  ничем не хуже того, кого изначально планировала видеть на своей стороне.
– Насколько я могу судить, то к отсутствию сведений о том, что такое комфорт, следует добавить также отсутствие знаний о правилах хорошего тона, – наконец произнёс после того, как рассказ со стороны моей собеседницы был закончен. – Или всему виной обстоятельства. Положение ведьм в этом городе таково, что их убивают за колдовство. При наличии подобных порядков им может быть свойственна осторожность и дом у озера – то место, где вампиры не стали бы никого искать. Я их не оправдываю, но иногда в подобных ситуациях следует находить хоть какое-нибудь преимущество, а это можно расценить как меру безопасности, ведь, если ты заметила, здесь нет ни одного оборотня.
Хотя раньше они здесь были.
– Разумеется, можешь спрашивать всё, что хочешь, – лёгкий кивок головы в знак подтверждения собственных слов. – Дело в самом Никлаусе. Его не просто так зовут первородным гибридом, у всего есть свои причины, в случае с моим братом речь идёт о его сущности: наполовину вампир, наполовину волк, а оборотни, насколько известно, способны стать родителями. Истории о том, как так получилось, более тысячи лет, и если ты хочешь узнать её, я могу показать.

[NIC]Elijah Mikaelson[/NIC]
[STA]The noble one[/STA]
[AVA]https://78.media.tumblr.com/8eb0e3bb05fdc431e033a028e3bc9c44/tumblr_of81lpd6iz1rlvdl7o2_250.gif[/AVA]
[SGN]https://78.media.tumblr.com/7a47630365110de4a5096e252206c3a4/tumblr_nb6x8vNqZw1tet46ho1_250.gif https://78.media.tumblr.com/2af65ff669bc0482f27986b33ac8b175/tumblr_nb6x8vNqZw1tet46ho2_250.gif[/SGN]

Отредактировано Eleazar Denali (2018-09-05 09:48:41)

+3

6

Что я делаю в этом пугающем месте, где могильные плиты успели порасти темным мхом, скрывающим имена погибших, где витает запах смерти, заглушая запах десятка горящих свечей, где холод пробирает до самых костей, несмотря на высокую температуру тела свойственную оборотням? Почему я оказалась здесь? А самое главное долго ли мне еще придется здесь находиться? Мне не нравится эта атмосфера. Меня не покидает чувство, что в какой-то момент все плиты отодвинутся в сторону, открывая врата в ад и все мертвые восстанут, чтобы отомстить за свою смерть, а я стану жертвой, услужливо принесенной им ведьмами. Я слышала много странных историй о ведьмах и знала о их поклонении неким предкам, что уже успели покинуть мир живых, так кто знает, может и кровавые жертвоприношения для них нечто разумеющееся. Я невольно вздрагиваю.
Свой визит в Новый Орлеан я представляла совсем иначе. Зная теперь о своей принадлежности к древнему роду оборотней в этом городе, я была уверена, что без особого труда найду зацепку и наконец взгляну в глаза тем, что когда-то оставили меня на волю судьбы. Я представляла, как буду неуверенно шагать по дороге в сторону небольшого домика, где приглушенно горит свет, как я тихо постучу в дверь и буду ждать там появление женщины или мужчины, что до боли похожи на меня саму. Они откроют, и я скажу им, что я их давно пропавшая дочь. А может я закричу на них, обвиню в том, что они бросили меня когда-то давно и буду ждать ответа. Это, наверное, будет даже больше похоже на настоящую меня, но потом я все равно прощу им все совершенные грехи. Это должно было стать долгожданным воссоединением семьи, это должно было дать мне ответы на вопросы, что годами грызли меня изнутри и подарить долгожданный покой, но кажется в моей жизни не был предусмотрен happy end.
Я от полоумных ведьм узнала о своей сверхъестественной беременности, была похищена и держалась в плену в месте, которое было больше похоже на заброшенный сарай, чем на дом со всеми удобствами и для полного комплекта еще и стала пешкой в этой давно уже развязавшейся войне. Только козырь ли я в их рукаве или лишь расходный материал, от которого они поторопятся избавиться сразу как появится такая возможность? Вряд ли они все вступят в фан-клуб ребенка Клауса Майклсона, да что уж говорить, я сама знала с десяток человек, которые с большим удовольствием воткнули бы кол в его сердце. Так что же теперь и мое имя появится в их списках мести? Не проще ли будет избавиться от этого ребенка, пока еще срок недостаточно высок и есть шанс выйти из этой битвы невредимой? Продолжу свою невозмутимую одиночную жизнь и забуду обо всем этом как о самом страшном сне?
- Это ребенок оборотня и вампира, он никак не может быть обычным, - я непроизвольно снова касаюсь живота и понимаю, что я до сих пор не могу признать, что этот ребенок мой. Я не могу сказать этих слов. Мне кажется, что все это происходит с кем-то другим, что кто-то другой оказался в этом ужасном безвыходном положении, а я лишь невольный свидетель происходящего. Но это я по своей глупости разделила кровать с Клаусом Майклсоном и это в моем животе тихо бьется маленькое сердечко. – Ты понимаешь, что он еще не появился на свет, а уже стал способом манипуляции? Что будет потом?
Я качаю головой и отвожу взгляд в сторону, потому что дальше мне хочется спросить его стоит ли тогда вообще появляться этому ребенку на свет, но я не решаюсь произнести это вслух, но мне кажется, что он и так знает, что я хотела бы сказать, но пока он не говорит об этом, я продолжаю свою речь рассказом о последних днях моей жизни, ставших для меня самым настоящим испытанием. Я не знаю почему я с ним так откровенна, может быть потому, что он располагает к себе доверием, а может и потому, что я вижу в нем единственную надежду спасения, но я рассказываю ему все до последней мелочи.
Я вижу с каким интересом он ловит каждое мною слово, вижу, как он хмурится, когда слышит в каких условиях мне приходилось обитать. Мне кажется или я вижу в его глазах беспокойство, но зачем ему волноваться о совершенно незнакомой девушке и ребенке, который не имеет к нему самому никакого отношения? У меня никогда не было родных братьев и сестер и мне не знакома такая забота. Мне вообще незнакома забота, ведь всю свою жизнь я сама заботилась о себе.  И тихий голос услужливо мне напоминает, что даже если он и испытывает переживания в моем отношении, то только лишь о ребенке, что сейчас живет в моем животе, я сама не могу представлять для него никакого интереса.  Я лишь пешка. Расходный материал от которого избавятся, когда получат желаемое.
- Прекрасно, пусть сами и разбираются со своим сложным положением в городе, а меня оставят в покое, - недовольно произношу я, рассматривая свои ногти, но сказанная им фраза об оборотнях не дает мне покоя, ведь это именно то, что привело меня в этот город, причина по которой я так глупо попала в расставленную ведьмами ловушку. –Куда исчезли все оборотни? Клаус сказал, что тут я могу найти волков, принадлежащих к той же стае, что и я, но я сама не смогла найти их следов, а ведьмы завели меня в ловушку.
Знал ли Клаус, что волков уже нет в Новом Орлеане? Быть может он специально отправил меня гоняться за призраками? Только ожидал ли он, что эти призраки сами начнут потом догонять его? Ожидал ли он, что он сам даст ведьмам козырь, который вынудит его отправиться вслед за мной в этот город? Хотела бы я видеть его лицо, когда ему сообщат прекрасную новость о том, что он в скором времени станет отцом.
- Оборотень? – нет я, конечно знала, что его укус способен превращать оборотней в опасных существ, которых мы называли гибридами, но я сама почему-то не задумывалась о том, что он сам является прекрасным их представителей. Да и если бы и знала, то он же в первую очередь был вампиром, ему было больше тысячи лет, так как же он мог сохранить свою репродуктивную функцию? Но видимо это была шутка природы, которой просто невозможно найти логичного объяснения.
Конечно, мне хотелось узнать всю историю целиком, чтобы понять частью чего я стала и чего мне стоит ожидать от ребенка, что сейчас живет в моем животе, но предложение показать мне это показалось немного странным. Что значит показать? Что он подразумевает под этим словом? Как он собирается показать мне то, что произошло больше тысячи лет назад. Я не особо хорошо знакома со всеми способностями вампиров, к моему большому счастью, я всегда старалась избегать близкого общения с ними. Но видимо стоило один раз изменить своим правилам, как я тут же поставила крест на всей своей спокойной жизни.
Элайджа протягивает в моем направлении ладонь, и я непроизвольно отдергиваюсь назад, чтобы он не успел до меня коснуться. Прежде чем я позволю ему нечто подобное, я должна убедиться, что мне не будет угрожать опасность.
- Что значит показать?
[NIC]Hayley Marshall[/NIC]

Отредактировано Leah Clearwater (2018-09-15 12:52:40)

0


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Альтернативная реальность » То, что казалось невозможным, стало реальным ‡альт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC