Twilight: you're my heroine now

Объявление

Добро пожаловать, Незнакомец. Заходи, присаживайся. Может, тебе предложить горячего чаю? Или крови? Отбрось все сомнения, погрузись с нами в Сумеречный мир, созданный С. Майер. Выбери, чью сторону займешь, и, может, именно ты приведешь ее к господству.


Система игры: эпизодическая
Игровое время: август 2012 года
Рейтинг игры: NC-17 (18+)
Гостевая Сюжет Правила Внешности Персонажи Ищу тебя Хочу к вам! 07.08.2018 Минутка слоупочных новостей от Дим Димыча.
31.07.2018 Обновление в блоке новостей. Мы всё ещё всячески приветствуем замечания, предложения и пожелания )
26.07.2018 Рады приветствовать на нашем форуме новичков: Элис, Гаррета, Розали, Бена, Тию, Корин, Беллу и Хайди . Надеемся Ваше погружение в мир Сумерек пройдет успешно. Команда форума очень рада Вам!

АДМИНИСТРАЦИЯ

Chelsea | Jane | Demetri

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Дружеская помощь » Wanderlust


Wanderlust

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Фэнтези | Авторская мистика | Легенды
https://i.imgur.com/W0w1fX1.png
Акции | Сюжет | F.A.Q.

0

2


http://funkyimg.com/i/2K4kR.gif
Emma Stone

► Имя Фамилия: Ursula Valerie Buckley | Урсула Валери Бакли
► Возраст: 29 лет
►Трудоустройство: см.ниже, там понятней

► Вид: легенда
► Легенда:   

клурикон (clurichaun)

Родственные лепреконам существа, как бы подвид лепреконов. Клуриконы могут украсть или позаимствовать практически все, что угодно, по ночам клуриконы обчищают кладовые и винные погреба, запрягают овец, коз, собак и даже домашнюю птицу и катаются по округе. 
Грубо говоря - разновидность брауни, в отличие от которого, однако, никогда не помогает в домашнем хозяйстве. Впрочем, и мешать тоже не очень-то мешает, по крайней мере до тех пор, пока не наберется горячительного по горлышко. А надобно знать, что клурикон обожает подвалы, в которых хранится спиртное. Он большой любитель отпить винца из разных бочек, бочонков и бутылок, не зная меры. Поэтому все обычно заканчивается тем, что поднабравшийся клурикон рычит, верещит, вопит, поет, отрыгивает и шумит сильнее, чем полтергейст.
Ирландские духи погребов, напоминающие своим видом крохотных хозяев постоялых дворов: панталоны, чулки, туфли с серебряными пряжками, белые рубахи, фартуки и красные колпаки. Они живут в винных погребах, на постоялых дворах и в домах. Если хозяйство ведется хорошо, клурикон никому не причиняет вреда, лишь берет свою долю еды и напитков. Однако в плохих гостиницах и тавернах он поглощает еду и выпивку в таких количествах, что вскоре начисто разоряет хозяина. Если хозяин дома не дурак выпить, то и клурикон, подражает ему, станет вливать в себя так много спиртного, что хозяину останется лишь удивляться непомерному числу пустых бутылок.
Самое худшее, на что способен клурикон, - это сделаться горьким пьяницей. В доме, где обитает такой клурикон, постоянно раздается звон бьющихся бутылок, слышны пьяные крики и песни, грохот из подвала. Есть лишь один способ обуздать клурикона – убрать из дома все спиртное, лишить его выпивки. Пожив немного в трезвости, клурикон отправится искать более гостеприимное пристанище.

► Способности

- управление животными;
- невидимость
- непревзойденная ловкость клептомана-карманника
- уменьшение в размере в процессе перекидывания в истинную форму (25-30см)
- заводила, причем магия это или характер - непонятно
- удачливость, распространяется только на Урсулу
слабости: алкоголь, от пива и сидра до виски и водки. Женский алкоголизм дело не шуточное, так что Урсуле приходится сдерживаться всеми силами. Но она не однократный чемпион всяких там выпивальных фестивалей и конкурсов.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Стоит один раз забыть об осторожности, как судьба, случай, жизнь - использует это с таким размахом, что становится страшно. Урсула Валери Бакли. Родилась в Клегане (Ирландия), где и провела большую часть своей жизни. Недолгое обучение на фотографа, несчетное количество курсов на любой вкус и цвет, совершенно несочетаемых друг с другом - попытки найти себя.
"Вот, вот смотрите, это моя бабушка". Эта твоя бабушка очень смутно отложилась у меня в памяти, и мелькается где-то между рыбацкой лодкой и копной сена в полуразвалившемся амбаре при мелкой церквушке. Или все-таки нет? В общем, да, Урсула Баркли - ты представилась моей внучкой, потому как дочкой приходиться не можешь, но "о мой бог, вы так молодо выглядите, а ведь вам должно быть не меньше восьмидесяти!", а потом твое милое личико озаряет хитрая, хитрющая улыбка, голос падает до игривого шепота и "и я знаю, почему". А вот я не знаю, каких трудов тебе потребовалось и сколько времени ты убила на то, чтобы перерыть скудные архивы своего небольшого городка. Не знаю, какими клешнями ты вытягивала из своей бабули "информацию", даже думать боюсь о том безумном стремлении - найти своего деда, которое и привело тебя сюда, в Шотландию. Но вот ты, на пороге моего дома, с чемоданом, сумкой с камерой, и бутылкой ирландской картофельной водки. С невероятной историей, которая вполне может сочетаться с провалами в моей памяти. Ты знаешь слишком много - ты знаешь - кто я. Точнее, ты догадываешься, догадываешься, что Кит Булман и потенциальный дед с потертой невнятной фотографии на фоне похоронной процессии - не просто похожие между собой мужчины, пропасть между которыми составляет несколько десятков лет. Нет, ты убеждена, что это один и тот же человек. И вот ты здесь, в Эдинбурге, в самой гуще невероятных событий, уверенно, правдами, неправдами и угрозами втискиваешься в мою жизнь. Шантаж? О да, ты - мастер. Вынюхивать - я впервые встречаю девчонку с которая с упорством бронепоезда сует свой прекрасный носик везде и всюду не особо опасаясь того, что его отхватят по самую шею. Ты гордо называешь себя рупаром эпохи, блоггерихой, короче, ты очаровательно улыбаешься, совершенно покоряешь своей харизмой, бесстрашно всюду светишь объективом.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Приходи, тебя ждут!
Я думаю, из заявки понятно, что появление Урсулы происхоит вот конкретно сейчас, в 2017 году, летом (в общем, как только придешь). Новый город, новое место, липовый (?) дедушка, попытки в новую жизнь, масса событий вокруг - потрясающий водоворот для молодой, веселой и амбициозной, невероятно очаровательной мошенницы. Насколько Горыныч с Урсулой родня - выясним по ходу, а так - для линий и действий места - просто непаханное поле. Выбрать сторону, сунуть нос куда не надо, вляпаться по самые уши или наоборот - сторониться всего ну излишне опасного - в ассортементе все, чего душа пожелает.
В багаже необходимо иметь желание не только играть, но и общаться - лужайка наша заобщает сразу. Чувство юмора, фантазия, активность в нормальном темпе (можно и активнее, никто не будет против).

пример поста

А ведь это могло бы стать концом. Наверное, даже грустным. Возможно , даже нашлись бы те, кто опечалился, загрустил, может, даже поплакал. Сам бы горыныч точно бы расстроился - ушел в самом расцвете сил, да еще так нелепо. Не как герой, не как злодей, а просто никак. И последним, что он увидел бы в своей жизни было бы не дуло пистолета, наставленное в голову, не сногсшибательная красотка, что с особо зверским наслаждением всаживала бы ему в грудь очень острый кухонный нож. Увы, увы. Последним стала бы морда фургона какой-то компании по переездам, взлетающие к синему небу пластиковые стульчики только открывающейся с утра кофейни, красный гидрант, игриво прижавшийся к правому бедру. А какие звуки все это сопровождали! Рыдание, которое из себя буквально выдавливал какой-то парнишка лет шести, перекатывалось в недовольное восклицание его, судя по виду, старшей сестры, которая собирала с тротуара рассыпанные конфеты. Откуда-то справа истошно лаял щенок овчарки, наотрез отказываясь учиться дисциплине и всецело предпочитающий грызть чью-то там дубинку (как вопил щенку чей-то голос). Эдинбург с головой окунался в новое утро, давая всем заряд необходимой энергии. Небольшой участок перед центральным отделением полиции, но сколько действующих лиц.
А потом медленно, но верно музыка для ушей любого довольного жизнью горожанина, превратилась в гул, скрип, треск и визг. А невольным главным действующим лицом стал Кит Булман, присевший на один из пластиковых столов перед кофейней и задумчиво смотрящий в телефон. Вид он имел весьма сосредоточенный, пускал клубы сигаретного дыма, подмышкой зажимал утреннюю газету. В телефоне не клеилась игра. Игре мешали всплывающие сообщения и оповещения, в общем довести свой “сад мечты” до нового уровня горынычу не удавалось. И вот примерно в этот момент все пошло наперекосяк. Ему протягивают его стакан с кофе, он похабно, но очень очаровательно улыбается, отвешивает комплимент юной девочке в клетчатом фартуке, отвлекается на орущего пацана. Девочка в фартучке разворачивается, из-за угла слышится рев мотора, Булман роняет газету, чертыхается. В общем стандартный алгоритм движений обычного человека. И вот потом тот самый стремительный крик, треск, хруст и звон. Девочку в фартуке Булман умудряется оттолкнуть в сторону с той самой своей нечеловеческой силой – девица отлетает едва не на пару метров, неуклюже заваливается на дорогу, с которой как раз и вылетел этот самый фургон. Звуков было много, звуки были разные, но последним, что слышал Кит Булман, был звук трещащих костей, хрустящего пластика и звон стекла. А последним что видел – подлетающий к синему небу раскуроченный пластиковый стул.
Слепая тишина.
Признаться честно – Горыня прошелся по краю и едва с него не соскользнул. То, что его насмерть не расплющило под колесами фургона – чудо. Таким же чудом стало и то, что в машине скорой помощи регенерация его была столько незаметной, что весь состав медиков не верил в успешный довоз живого тела шефа полиции. За время пути Булман даже пару раз приходил в себя. Видел мутно, дышал больно, слышал глухо – его будто затолкали в какую-то вакуумную обертку и при этом бросили на самое дно океана.
Поэтому то, как он оказался в реабилитационном центре Освобождения существ – стало для него легким открытием. Мерлин видимо ужом извернулся, раз Булмана за какие-то сутки, если не меньше, определили в личную палату, с личной акушеркой, телевизором и стопкой журналов. Два дня, гласила статья в свеженькой газете, состояние Кита Булмана было крайне тяжелым. Да, оно и было, потому как срасталось все медленно больно и вообще очень неприятно. В эти пару дней Горыня с ужасом думал о том, как Веля себе новые части тела отращивает. Теперь, все так же гласила статья, состояние многоуважаемого (да да, это я) сэра стабилизировалось, но все еще остается тяжелым.
Да, непростым было состояние. Очень непростым. Особенно те два дня, когда от боли восстановления сознание едва не выпадало из тела.
А теперь да. Стабилизировалось. Настолько, что Кит то и дело игрался с кнопкой регулирования кровати, чесал вилкой ногу под гипсом (сказали не снимать, потому как состояние тяжелое), очень активно клеил медсестер, умолял дать ему покурить и перестать подсовывать утку.
Маленький внезапный отпуск. Масса вопросов. Ни одного ответа и унылая карманная книжка, с заложенной в ней салфеткой-закладкой.
Когда дверь в палату прошуршала в сторону, Булман отнял взгляд от газетной статьи.
- Зворов, Денис. – он шмыгнул носом, складывая свое чтиво. Нога над койкой, в спускающейся с потолка петле, приветственно «помахала» пальцами. Внуку он звонил с телефона как раз таки одной из своих медсестер, жгучая брюнетка, глаза серые как вода в Балтике, голосок такой что им вулканы морозь. Так вот Денису была задача поставлена страдать как страдает сын чей отец геройски почти подох, а еще купить новый телефон, планшет, блок сигарет и чего-нибудь попить.

0

3

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ЦИТАТНИК
Выпуск №13
13.07.2018 - 13.08.2018

▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Было так странно отвечать на совершенно банальные вопросы, разрешать какие-то абсолютно обыденные действия. Будто загнанный зверь, которого посадили на цепь и прогнули под себя, заставляя выполнять волю хозяина и на каждое действие просить разрешения. Я, обычно чувствующий себя легко и непринуждённо практически в любой обстановке, сейчас чувствовал себя весьма неловко. Невысказанные вопросы так и застыли в моём взгляде, не обретя словесной формы.

Adrian Morgan, they don't need to understand


О-о, эти секретарши… С ними каждый раз какие-то проблемы. То они не хотят спать с начальством, то начальство не хочет спать с ними, то они слишком умные, то слишком тупые, то утверждают, что забеременели, то обвиняют в домогательстве, то воруют что-то, то пытаются устроить диверсию…Какое-то проклятие, честное слово! Нескольких ведь даже пришлось убрать.

Frederick Davis, Curiosity killed the cat...


Сейчас она уже жила не в «бараках», а в комнате на четверых. И прикидывала, что может зарабатывать еще больше, и сможет выкупить здесь квартирку. Джей видела жилье, которое предоставляют «полезным» сотрудникам, и именно после этого стремилась стать полезной. Да, это все еще были подземные квартиры, а не пентхаусы, но, черт возьми, у Джей никогда не было своей квартиры, и она хотела ее сильнее, чем что-либо.

J. Kelley, Adults Only


Вот бы соседи удивились, если бы вместо лифта шахту раскрыл стремный бледный вендиго – самую малость под дурью. Во всем этом было жалко только одежду, при превращении она рвалась, а бегать голым по улицам города…впрочем, ладно, Андрей бы побегал. Кажется, когда-то давно он уже так и делал, только не мог вспомнить где и когда. В Москве? Или это было в Америке?

Andrey Yarmysh, Нахуй мы все долбоебами повырастали?


Она очень старалась не поворачивать головы, чтобы не смотреть на мужчину в упор — а очень хотелось. Рассмотреть, изучить, пощупать, исследовать. Порой ее стремление залезть пациенту — клиенту, если политкорректно — в голову было настолько сильно, что могло бы быть реализовано буквально. Но она не доктор Бейль — и никогда им не будет! Так что, слава всем существующим и выдуманным богам, Абигайл всегда очень вовремя осаживала свои душевно-интеллектуальные порывы — и ее интерес снаружи всегда выглядел крайне пристойно, в рамках профессиональной и общечеловеческой этики. Все-таки как славно, что окружающим не дано читать мысли.

Abigail Leary, Случайности не случайны


- Однажды жил в лесу один мужик. И пришел к нему как-то ночью волк… - начал Айдан тоном доброго дедушки, который рассказывает детям сказку, но заставил себя прекратить паясничать. - Ладно-ладно, было полнолуние, я перекинулся и бегал по лесу, пока не наткнулся на какой-то дом.

Aidan Kells, throwing punches


За смертью ребёнка их снова ожидали странные перемены. Можно скорбеть и плакать, можно воссоздать сейчас воспоминаниями образ мёртвой девочки, можно вытянуть друг из друга всю боль, рассматривать её, изучать по ней, как могут страдать взрослые мужчины. Но мёртвым всё равно. А здесь они живые, бессмертные. На плечах одного - судьба мира. На плечах второго - теперь, кажется, судьба первого.

Dominic Welsh, вот и все. ну и что?


Не было ни одной другой причины, которая заставила бы его так по крупному встрять в криминале, кроме Москвы. Эти хитросплетенные схемы доставок и злые дяди в шубах, по которыми прятался то ли жирок, то ли пистолет, как-то не восхищали его ни в Магадане, ни в Москве. Глеб был слишком простым для этого. Почти маменькин дурачок из деревни, и даром, что семьдесят первый год шел.

Gleb Strelkov, русский дух


Она любила природу. Как бы глупо эти слова не звучали, ибо утверждать это было сродни тому, что говорить: «Я люблю себя». Каждый клочок земли Британии находил отражение в душе сидхе. Даже уехав за тридевять земель, она могла бы в мгновение ока воскресить запах георгинов в сельской местности близь Лондона, шуршание прелой листвы в осеннем Эдинбурге, прозрачность вод Шотландии. Это всё была она – не в прямом смысле, конечно. Но именно такой её придумали люди – воплощение неумолимых природных сил.

Innis Attwood, Please, grow for me


Лекс должен был мучиться. Должен был страдать за каждый укол в сторону создания, с которым не смог бы совладать при личной встрече, вне всех этих игр в охотничье братство, в боевую группировку, в командиров и подчиненных, в людей и гномов. О, как это было оскорбительно — несколько лет пресмыкаться перед этим представителем проклятого человеческого рода и не мочь даже причинить ему боли, которой тот заслуживает… Не мочь взломать его рассудок и вывернуть наизнанку!

Ian Burns, The Good, the Bad and the Ugly


Мечты мечтами, но выполнять работу придется самостоятельно. Твою жопу никто не подотрет, пока ты сам этого не сделаешь. Суровая реальность.

Joseph Brand, How we gonna kill this thing?


Да, времена разговоров с попутчиками после каминг-аута существ сгорели на костре правды. Никто никому не доверяет. («Или я никому не?»). Теперь каждый боялся открывать рот.

Lex Keane, Случайности не случайны


Ничего удивительного в этом не было. Мир не перевернулся, небо не обрушилось. Просто однажды она пришла домой и обнаружила, что Её нет. Знаете, такое ощущение липкое, как когда осознаёшь, что обронил что-то важное. В районе загривка пробегает холодок, сердце подскакивает к глотке.
Чейс в тот день в квартире не было.

Martha Cajun, Hello


Их улыбки, намеки, некоторые жесты воспринимались ей как что-то само собой разумеющееся. Как обычный разговор двух коллег, вежливость, услужливость и дружелюбие. Куда не глянь, сплошь друзья. Кто бы мог подумать, что не друзья, а печальная френдзона.

Nathalie Dupont, прелести гадского дня


Нет, Сара ни разу не усомнилась, что для своего предприятия выбрала правильного соратника. И они даже умудрились найти возможность дать измучанным под гнётом людей животным новый дом. Так хотелось верить дриаде, а она с удовольствием верила в то, во что ей хотелось

Sara Underwood, Ограбление по-дриадски


Тейт стягивает с себя пропитавшуюся кровью этого мудака футболку и выбрасывает ее в пламя. Они отходят на безопасное расстояние, когда пламя освещает весь квартал и из окон начинают выглядывать люди. Еще пара мгновений, чтобы убедиться в неузнаваемости обгоревшего внутри тела и они уходят в темноту проулка.

Tate Archer, Die, die my darling


Максимум, что он бы сделал – это купил бы кактус, который цветет. Вроде тебе и цветок, а вроде и заморачиваться особо не нужно. Полил раз в неделю и все довольны.

Tyler Anderson, Come with me now


Заныривая с камушка в пруд без брызг, как заправский пловец, Оззи подумал, что в том доме, который называли “пьиут” - слово, которое никак не получалось повторить -  ему воспитательницы нравились больше – они говорили медленно и какие-то знакомые звуки. Они красиво открывали рот, говорили мало, и он что-то понимал.

Ozzy Kipling, Тот, кто сидит в пруду


В голове было немного туманно, но легче, чем обычно. Немного кружился мир вокруг, давило это дитя из металла и кожи на шее, хотелось пить, но я молча ждала Роберта. Я не хотела больше новых синяков и ссадин. Хотя и понимала, что их мне не избежать. Как понимала я и то, что довольно скоро Роберт не сможет остановиться и убьет меня. Я даже не была расстроена этому. Смерть казалась мне вполне логичным выходом из сложившейся ситуации. Но у жизни, кажется, были совсем иные планы на мой счет.

Saalinj Kintu, they don't need to understand


Вот же ему не поебать, кто там из заложников кто. За случайные жертвы среди людей им, разумеется, устраивают втыки куда серьезнее, чем за легенд, но, в целом, гражданские и в Африке гражданские. В них стрелять нельзя, понятненько?

Dan Gorsky, Collateral damage


Да и, надо признать, ситуация «в главный штаб заявилась девушка, утверждающая, что ей нужно проверить, какие трусы на Маме» развлекла бы охотников, ну, от силы, минут на пятнадцать. Возможно, ему бы ещё потом пару раз об этом напомнили, и всё. У них там каждый день и не такое бывает.

Frank "Mama" Morton, Bubblegum & chocolate


Снова по кругу, практика, теория, практика, всё в стенах родной тюрьмы, единственная радость в которой – Мама, с которым можно было потренироваться на ринге, которого можно было попросить погладить винтовку, ну или не винтовку. Короче, с Мамой было хорошо. С остальными – не очень.

Amanda Candy, Тот, кто сидит в пруду


Слышит звук открывающейся двери и приглушённый разговор, но не придаёт значения — это же не выстрелы и возгласы в духе «ты, Симпсон, опять трахал мою сестру?».

Talib Simpson, 1995 DREDD


Шаг назад как отказ от агрессии. Или как ускользающая возможность достичь желаемого?
Да, бушевали страх, обида, боль и гнев, но и легкий трепет от близости тел, что не раз сплетались воедино, имел место быть. Он закрался на уровень рефлексов, не поддавался контролю.
Нет, внимание к первоочередному, глупое сердце, не бейся.

Charlotte M. Kane, Прошлого не вернуть, а от будущего не убежать


Даже свои драконы имелись. Вернее, один. Змей. Имя не отражало сути, потому как истории о нем были гораздо внушительнее. Помимо того, что сказывали про то, какой он огромный и огнедышащий, подумать только, трехголовый, а кто-то говорил, что их больше. Казалось бы, что еще-то может быть?А нет, так еще и гурманом великим оказался - дев невинных предпочитал в пищу. В общем, можно было не дослушивать весь список, а собираться в поход, еще после момента с поджогами.

Cordelia Queen, первое впечатление


- Айлен Гилберт Милн.
Чётко, тихо, звуки собственные глотая, боясь быть громче или потому что привычка. В доме Иннис Аттвуд никогда не было громких речей – весь ужас заключался в шепотках, в смехе тихом, которые преследовал его всюду, куда бы он ни шёл. Вот и сейчас – каждая его частица переходит в привычную слабость, в привычную податливость перед неизвестным, тем, кого нужно опасаться.

Ailean Milne, I miss the bad things


Зачем ему это было нужно? Выбирая между "смолчать и проследить, что будет происходить дальше" и "немедленно выяснить, что же происходит", конечно же, должно было выиграть первое. Выиграло бы, если бы чья-то пятая точка с самого детства не любила приключения больше самой жизни.

Brice McIver, I miss the bad things


Тактикой Эйлин на приемах было доведения пациента до точки морального надлома – момента, когда удары по самому больному месту заставляют пациента говорить то, что они действительно думают, без страхов и без жалости к самому себе. В случае с Самантой, Эйлин не желала этого делать, потому что всеми поджилками чувствовала угрозу и опасность, однако сопротивляться своему нутру девушка не могла.

Eileen Lattpear, Белый шум


О! - Факер будто новыми глазами посмотрел на Аманду. - Ты же женщина! И значит - твое место на кухне!
Тут он вспомнил про феминизм и эмансипацию, все ж таки в Европе живет, и быстро поправился.
- Ну в смысле, у тебя наверняка  больше шансов найти там еду, чем у меня. Давай ты пошаришься по шкафчикам или где там еще… А я пока проверю сети, вдруг какая рыба попалась, - врал он, как на голубом глазу.

David Focker, Life is a beach


- Стиль «баттерфляй» на водной глади… продемонстрировали….девы – Булман, подтянув сползшие спортивные штаны, подхватил поднос, и замурчал под нос незатейливый куплетик. Ужин будет в постели, под какой-нибудь мелодраматичный фильм, ну или под фильм от би-би-си, про то какую власть над миром и природой имеют грибы.

Keith Boolman, Соседка лёгкого поведения


Действовать приходиться по зову сердца. Мэри бросается к скамейке, выравнивает жертве ноги, сложенные под странным углом, усаживается на край и подтаскивает дамочку повыше, чтобы положить ее голову себе на колени. Занавешивает безжизненное лицо с полуоткрытыми глазами ее же волосенками. И к моменту, когда нечаянные свидетели оказываются совсем рядом, мисс Холден начинает заботливо наглаживать трупешник по спине, приговаривая, что все будет хорошо, все образуется, и не надо так напиваться, ну и что, что он изменил тебе с твоей кузиной и ее собакой, главное, что мы есть друг у друга и мы королевы, пусть плачут те, кому мы не достались и сдохнут те, кто нас не захотел!

Mary Holden, don't touch my deadman


Если бы кто-нибудь когда-нибудь бы узнал об их отношениях, то наверняка бы сказал, что они были чертовски неправильными. Не только потому, что отношения между мужчинами карались законом. Не только потому, что временами этих двоих мужчин связывали деловые отношения, а юристам любой должности не полагалось спать с теми, чью честность они ставили под сомнения. Это были, с какой стороны ни посмотри, не самые здоровые отношения. С обидами, расставаниями и физическими травмами. Но черт, как бы Малкольму снова хотелось хотя бы на пять минут почувствовать, что они были вместе.

Malcolm Montgomery, help me out


Но больше всего ее бесит другое - щиплющая боль то в левой, то в правой руке в районе локтя. Нет, ну серьезно, если это какой-то дрянной кошмар, навеянный страшилками и ужасами, то пускай он хотя бы с рукой определиться!

Samantha Lawrie, Белый шум


- Майк? – бывает же такое, что псу показывают пищащий мячик, и мир этого пса сжимается до того самого пищащего мячика. Вот именно до таких размеров сузился мир Майка Буканана, только что забравшего у нее из рук стакан с холодным коктейлем. - Майк. – она аккуратно царапнула длинным ногтем колено мужчины и наконец повернулась в ту сторону, где он увидел этот чертов мячик.

Sidney Yang, Лето. Отпуск. Триллер.


- Не знаю, кто и что тут мутил – но я не при деле. Нахуй надо связываться с… кем бы то ни было, своих заёбов хватает.
Звучало глупо и по-идиотски, хоть и было правдой. Сам Тони на чужом месте себе бы не поверил – и пристрелил.

Tony Russo, When the hounds are out


Тогда он готов был раскроить проклятому Фениксу череп. Заковать его в цепи, запереть в сейф и бросить на дно Марианской впадины. Тогда ли все пошло наперекосяк? Но она сказала, что он не виноват. Сказала, что газеты все врут, потому что она точно знает, что он не такой.
Конечно, не такой, девочка, конечно, он лучше. Мы дадим ему еще один шанс.

Walter Shaw, вот и все. ну и что?


Во всяком случае в роли «любовницы в мужской рубашке» Сун себя видеть точно не хотел, хотя бы по той весомой причине, по которой у него отсутствовала грудь третьего размера и все остальные соответствующие параметры, но с другой стороны, зачем оставлять в чужом сознании столь избитые образы, если можно перевернуть это себе на руку.

Zhou Sun Fei, Come with me now


— Франклин, ты мне обломал романтику, ты на часы смотрел, братиш? Надеюсь, у тебя умерла бабка, что ты так долбишься, или я клянусь... — запинается, увидев вытянувшееся лицо соседа; драйв отпускает. — Забей. Чё надо?

Timmy Turner, 1995 DREDD


Не то что бы в переулках у Бешеных Псов была какая-то нездоровая или излишне романтичная атмосфера. Не то что бы Чейс так любила ебстись по помойкам. Просто как-то так удачно совпадало, что то её не очень удачно ждали в этих самых переулках мудаки, с которыми она судя по всему была слишком мила во время смены, то она пребывая не в самом удачном расположении духа в этих самых переулках рассчитывала поднять себе настроение за счет этих самых мудаков. Чужая похоть и желание бодрит лучше любого кофе.

Chasey Lain, Hey girl


- Суки, мы не для того его ловили! Блядь, поймали обратно быстро! Лекс, мать твою, оживай, тут тварь вырвалась, у кого-то сейчас инфаркт будет! Ты! – он нашел взглядом человека за пультом, ткнул в него пальцем. Палец дрожал. - Беги отсюда, сука, я тебе шею сверну! Дайте мне пистолет!

John Hagen, The Good, the Bad and the Ugly


Не смей открывать свои проклятые глаза.
Смешно, но, если с этого дня мои глаза действительно способны обращать что-то или кого-то в камень, от них теперь появилась хоть какая-то польза.

Beatrice Crowley, Hello. Martha, it's me. I think, i'm sick.

0


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Дружеская помощь » Wanderlust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC