Twilight: you're my heroine now

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » You're saved my life ‡флеш


You're saved my life ‡флеш

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

You're saved my life
http://funkyimg.com/i/2Kbdm.gif

Дата:
27.10.1909г.

Место:
горы; дом Калленов

Действующие лица: Розали Хейл, Эмметт Каллен
Краткое описание: Розали находит раненного Эмметта высоко в горах, и спасает его из лап медведя, и затем решает попросить Карлайла обратить его в вампира.
Дополнительно: конец октября, поздний вечер, на небе плотные тучи, идёт лёгкий дождь.

+4

2

Я любила выбираться на прогулки или на охоту поздними вечерами, а иногда даже ночью, и, как правило, любила это делать в одиночестве. Получалось не всегда, ведь моей семье, Калленам, тоже нужно питаться, и, чаще всего, мы делали это все вместе, но бывали случаи, когда мне выпадал шанс отправиться куда-то в одиночестве, и, обычно, я ценила каждый такой миг. Я чувствовала себя более свободной в одиночестве, я могла оставаться наедине со своими мыслями столько, сколько захочу, и думать так громко, как захочу, не страшась, что кто-то их прочитает в моей голове, или по выражению моего лица. Я ещё, признаться, не совсем привыкла к своей новой вампирской сущности. Конечно, прошло уже целых два года с момента моего обращения, но это оказалось не так просто, каким виделось на первый взгляд. Сколько бы времени не прошло, а голод одолевал меня постоянно, и держаться мне стоило огромных усилий. От этого всего охота и прогулки в одиночестве и были так для меня важны. Важно было оказаться, хоть ненадолго, вдали от остальных вампиров, чтобы, хотя бы на секунду, почувствовать себя снова человеком, снова живой. К тому же, я боюсь себе признаться в этом, но меня всё ещё не отпустили мысли о старой жизни, которыми я предпочла бы не делиться с Калленами, пусть они и так знали обо мне всё, каждую мелочь. Я не любила лишний раз выглядеть слабой или говорить о своём прошлом. Лучше уж я буду держать это глубоко-глубоко внутри себя.
Наверное, я шла слишком долго, потому что, когда очнулась, и выбралась из мира собственных мыслей, оказалась посреди небольшой полянки, высоко в горах. Я и не заметила, как успела уйти так далеко, но это мне лишь на руку: в горах мне очень нравилось, и так высоко я ещё не поднималась. Я пошла медленнее, перестав использовать вампирскую скорость, чтобы насладиться видами вокруг. Как же хорошо, что при становлении вампиром, оставалось зрение! Я не могу больше чувствовать вкусы, но могу всласть налюбоваться окружающими меня прекрасными видами. Черт возьми, да я могу бросить всё, и отправиться путешествовать по миру, ведь впереди у меня теперь целые столетия! Такие мысли, знаете ли, бодрят. Однако, я не любила с ними перебарщивать, потому что не хотела забывать, кто я и что такое.
Мой острый вампирский слух, внезапно, услышал звуки борьбы, и не нужно было особо разбираться в горах и их обитателях, чтобы понять, что это на кого-то напал медведь. Я услышала его рёв, и направилась на звук. Было несколько страшно нападать на медведя в одиночку, и раньше я не делала так, но я решила посмотреть в чём дело, а после действовать по ситуации. И моё чутьё не подвело: оказалось, что медведь напал на человека. Ещё издалека я увидела мужское тело, испещрённое бороздами от медвежьих когтей. Я поспешила ему на выручку, сама не знаю почему, и, не раздумывая больше ни секунды, напала на медведя.
Только держись, я помогу тебе! — Понятия не имею, услышал ли меня мужчина, но я должна была сказать эти слова, чтобы хотя бы надежда на спасение помогла ему не потерять сознание от боли и потери крови. Кровь...я чувствовала сильное головокружение, её запах переполнил мои лёгкие, и затуманил мой разум. Нет, Розали, твоя цель — медведь! Я помедлила секунду, и развернулась к медведю. Немного возни, и он — мёртв. Но у меня больше не было времени, чтобы поесть. Счёт шёл уже не на минуты — на секунды.
Держись, Розали!, твердила я себе. Я старалась смотреть вокруг, на пролетающие мимо деревья, на красивые изгибы холмов, на горы, от которых я всё отдаляюсь и отдаляюсь. Но нет, молодой мужчина приковывал мой взгляд к себе. Внезапно я поняла, что даже не столько от моего собственного голода, сколько от того, что он был просто прекрасен. А разве я могла сделать больно такому прекрасному мужчине, ведь он и без того испытывал адские боли. Я знала какого это. Внутри меня шла непримиримая борьба: попробовать обратить его здесь и сейчас? Вдруг я не справлюсь? Нет, тут точно нужен Карлайл. И занесло же тебя так высоко в горы...

+6

3

В начале тридцатых годов прошлого столетия Гатлинбург был той еще дырой. С раннего детства мне самому приходилось обеспечивать нашу небольшую семью. Мать умерла при родах младшей сестры. Всего нас было трое. Я - старший, еще брат и младшая сестра. Отец сильно запил. Тогда мне было всего восемь. Но пришлось тянуть на себе весь дом. Отец приходил ночью в хлам пьяный. Откуда бралась маломальская еда дома, он не знал, да и вообще его мало что беспокоило. С раннего утра, когда рассвет только-только начинал запускать свои скользкие лучи прохладного солнца в лес, я уже прочесывал лес, чтобы было чем затопить печь и сварить то малое, что удавалось поймать, или найти. За несколько лет, когда мне пришлось остаться за старшего, я изучил близлежащую округу - лес и горы, как свои пять пальцев. Из-за нехватки денег и времени, в школе я бывал не часто.
Когда стал старше, в шестнадцать, меня заметил один приезжий «мистер», как его прозвала местная детвора, он зарабатывал тем, что устраивал своеобразные бои, не гладиаторские конечно, но лупили там мужики друг друга от души и по-настоящему, но только за деньги. Эммет МакКарти, то есть я, как и мой отец, отличался от своих подростков ростом и силой. Поэтому было неудивительно, когда тот «мистер» предложил мне денег в обмен на победу в драке. В силу своих юношеских амбиций я без раздумий согласился. В общем, было выиграно много боев. Семья МакКарти немного вылезла из той нищеты, что нас поглощала все эти годы. Отец, из-за своего пропитого здоровья, употреблял спиртного меньше, но помощи от него как не было, так и не светило. Подрастающие брат с сестрой были на хозяйстве, а на моих плечах лежало полное обеспечение семьи финансово. И вот однажды поздней осенью, взяв топор, я отправился в лес. Уже было пора готовиться к зиме. Надо было заготовить дров. Но тут меня отвлек большой кабан. Без раздумий я начал его преследовать. «Убив его, сразу обеспечу мясом семью практически на всю зиму!» - стучали мысли при каждом шаге. Но кабан вел и вел все выше в гору и вглубь леса. Страха не было, был азарт. Сколько прошло времени и пройдено километров, я не считал. Тут я совсем увлекся и не заметил небольшую яму, кем-то умело прикрытую хворостом. Вдруг провалился. Выбраться оттуда не составило труда, но время было упущено и кабан тоже. Сколько там было выплеснуто ругани! Разъяренный на свою неосмотрительность я побрел обратно, но вдруг за деревьями слева послышался шорох. Я воспрянул духом, подумав, что это мой сбежавший кабан, но в ту же секунду навстречу вышел огромный медведь. Этого я не ожидал. Бежать было бесполезно, зверь был слишком близко. Вспомнив все байки местных охотников, решил «сделать» его спокойствием и невозмутимостью. Не делая резких движений, я тихо попятился в сторону. Но, видимо, тот уже готовился к зиме полным ходом и ему было все равно на ухищрения человека. Нападения было не избежать. Я понимал, что с кем, с кем, а с медведем мне не справиться, но выбора не было, пришлось принять бой. Был ли страх? Нет, страха не было. Это походило на очередной спаринг, только соперник был с большим преимуществом сильнее. В какой-то момент я понял, что боли уже не чувствую, казалось, что сильные когти зверя попробовали на прочность каждую часть моего тела. Еще миг, и и сдался. Силы были явно неравны…. Одна сплошная боль…темнота…и всё…
- Только держись, я тебе помогу! – послышался из темнты очень красивый голос.
Я видел сон…этот сон был настолько прекрасным и нереальным, что просыпаться совсем не хотелось. В проблесках света полузакрытых глаз, я видел нереально красивого Ангела, который с удивительной легкостью подхватил мое мощное тело и понес куда-то… мы летели… куда мы летим, меня не волновало. Такой красоты я не видел никогда при жизни. Я попробовал поднять руку, чтобы коснуться белокурых волос Ангела или его белой сияющей кожи, но руки не поддавались. Я чувствовал себя тряпичной куклой….ее взгляд… и снова темнота…последняя мысль была: «Ну вот и всё!». Причем помню, что не было ни капли сожаления о прожитой жизни, хотя и жалеть-то было не о чем.

+5

4

Весь оставшийся путь до дома я провела как в тумане, и сомневаюсь, что смогла бы точно припомнить каждую мелочь, потому что практически не размышляла достаточно трезво, чтобы запомнить хоть что-либо. Жажда крови заполняла меня всю, до краёв, я предвкушала, к своему собственному ужасу, как я вцеплюсь клыками в светлую кожу мужчины, попробую на вкус его кровь, такую манящую и сладкую. Что же я делаю? Неужели для того я его спасла, чтобы сотворить что-то ужасное с ним самой? Нет, это вовсе не было на меня похоже. И я правда старалась держаться изо всех сил, не желая больше причинять боль никому из живых существ. Хватит того, что благодаря мне уже итак страдали животные. От запаха крови, с каждой секундой становившегося всё сильнее и громче, меня отвлекло лишь то, что я, совершенно внезапно для себя, поняла, почему решила спасти этого незнакомца, что такого необычного я заметила в нём, в его внешности. Чёрные, как смоль, волосы, едва вьющиеся локоны, ниспадающие на лоб, чёткие грани лица и остро выраженные скулы, но, вместе с тем, и лёгкая, но упругая, здоровая полнота. В этом мужчине я вдруг разглядела маленького сына Веры, моей старой-старой подруги. Я, как сейчас, прекрасно помню, что почувствовала, когда однажды взглянула на малыша совершенно другим взглядом, не взглядом подруги Веры, а взглядом потенциальной матери, также я взглянула со стороны и на любовь Веры и её мужа. Они были гораздо беднее и жили скромнее, чем я, но у них было кое что, чего никогда не было у меня — настоящая, искренняя любовь. В тот день я возвращалась домой и думала, как мне расторгнуть свою помолвку. Я вдруг поняла, что не хочу иметь больше ничего общего с человеком, именовавшим себя моим будущим мужем, и что точно не смогу родить ребёнка тому, в ком не уверена целиком и полностью. Так я лишь испорчу всю дальнейшую жизнь своему малышу, и лучше уж не иметь детей вообще, чем иметь их, но не иметь возможности дать им счастливое детство и обеспечить светлое будущее.
Мужчина, который напоминал мне самого прекрасного ребёнка, которого я когда-либо видела, не смог оставить меня равнодушной, а я же, в свою очередь, не смогла оставить его погибать, да ещё в таких ужасных условиях, такой ужасной смертью. Я должна была приложить все усилия, чтобы ему не навредить, и доставить до Карлайла живым. Я была уверена, что Карлайл поймёт и поможет мне, даже если попытается переубедить. Я знала также, что и Эсме меня поддержит. Возможно, против будет Эдвард, но и он, со временем, смириться. А там, кто знает, может быть, новоиспечённый вампир вообще решит пойти по своему пути, каким бы он ни был. В любом случае, ответственность за его жизнь и сохранность теперь полностью лежала на мне. А я всегда была ответственной, и в этом случае не оплошаю. Всё у тебя получится, ты ведь Розали Хейл! Я на несколько секунд закрываю глаза, и задерживаю дыхание, чтобы как можно меньше чувствовать навязчивый запах крови, и прилагаю все усилия к тому, чтобы передвигаться ещё быстрее. Наконец, я, всё ещё держа на руках умирающего мужчину, оказываюсь на пороге дома Калленов.
Карлайл! — Я врываюсь в кабинет Каллена-старшего, позабыв о приличиях напрочь. — Мне нужна твоя помощь, прошу! — В кабинете, вдоль стены справа, стоит кушетка, на которую я бережно кладу мужчину, находившегося уже в бреду. — Помоги ему, молю тебя! — Я сумбурно и вкратце рассказываю "отцу" что случилось, и где я нашла незнакомца. К моему удивлению, Карлайл переубеждает меня не долго. Он соглашается помочь, и просит меня уйти из кабинета. Я, нехотя, соглашаюсь, и, чуть помедлив, покидаю помещение, а затем и дом, уходя как можно дальше, чтобы не сорваться в последний момент. На улице я не нахожу себе места. Вдруг, уже слишком поздно?

+6

5

Сколько времени меня держала темнота, я не знаю. Но мозг еще давал о себе знать. Перед глазами вспышками всплывали обрывки прожитой жизни…
…Вот я совсем маленький, только учусь стоять. Схватился за край скамьи, стоявшей у стола, и тянусь за чем-то вкусным, как мне тогда казалось. Теперь, когда я видел это со стороны, то тем самым вкусным была обычная невзрачная лепешка непонятно из чего, край которой заманчиво для ребенка, свисал со стола…
… Вот мне четыре, я с матерью в лесу собираю хворост. Хоть с меня помощник еще тот, но тяну за собой обломанный сук дерева больше меня в пару-тройку раз, а то и больше… дааа, было время…
… А вот мне уже шесть. Я старший брат, и это влечет за собой уже некие обязательства. Отец меня учил охотиться. Нет, «самоделошный» лук и его обрез я давно уже использовал в охоте на белок и зайцев, а тут первая охота на зверя побольше. Которая, кстати, была успешной. Мы тогда убили косулю. У на сбыл дома двойной праздник – была еда и я – охотник. Помню, какой я тогда был гордый собой…
… А вот похороны мамы… новорожденную сестру забрала соседка на это время. Тогда выпал первый снег. Какое было число, я не знал, но с тех пор первый снег у меня всегда ассоциировался с ее смертью. Со следующего дня мы отца почти не видели. Зеленый змий его поглотил…
Эпизоды из прошлого один за одним вспыхивали в моем умирающем сознании, будто показывали мне кино, но очень знакомое. Самое странное было в этом, что я не испытывал никаких эмоций, просто смотрел на все это со стороны. И вот огромный медведь! Вдруг меня охватила такая сильная боль!!! Я снова боролся с ним, а он рвал мое бренное тело на куски. Боль была сильнее той, что я испытал тогда в лесу, но вперемешку с этой болью я видел ангела! Он пытался вырвать меня из этого ада. Борьба была долгой, как мне казалось. Я цеплялся за него, как за соломинку, понимая, что это моя последняя надежда, но совсем выбился из сил. И тут вдруг на меня нашло полное оцепенение. Такой контраст в ощущениях был настолько сильный, что мне показалось, я вылетел из своего тела и увидел его со стороны, но неведомая сила втянула меня обратно. На меня снизошел полный покой. Сколько я был в этом состоянии, не знаю. Но через какое-то время резко открыл глаза.
Место было незнакомым. Ощущение всего вокруг как-то изменилось…стало более резким и ярким что ли?! «А может это мне кажется?». Тело и голос все еще были мне неподвластны. Горло очень жгло, то ли это была сильная жажда, то ли медведь меня зацепил так, что глотать было практически невозможно. Насколько возможно я стал осматривать комнату. Недалеко за столом сидел светловолосый мужчина и что-то писал. Странно, но я отчетливо слышал, как его ручка движется по бумаге… «Я умер» - подытожил я свое расследование, - «Но мертвые вроде вообще не чувствуют ни боли, ни желаний? А может это все байки, и на том свете все точно также, как и на этом?». Тут в комнату постучали. Звук был настолько громким, что я зажмурился со всей силы.
- Он пришел в себя! – услышал я голос мужчины. Явно тут кто-то был еще или он это сказал тому, кто пришел.

+4

6

Он пришёл в себя! — Я слышу голос Карлайла, как раз тогда, когда моё терпение окончательно подошло к концу, и я собиралась врываться в кабинет "отца", чтобы поинтересоваться состоянием мужчины. Я боялась худшего, боялась что не успела, и что даже Карлайлу не удалось его спасти. Я знала, что перенесу это, и, со временем, забуду, ведь с мужчиной я даже не была знакома, но я была уверена в том, что неприятный осадок бы сохранился. Осадок оттого, что я могла спасти чужую жизнь, но не спасла. Как когда-то не спасла свою. Но нет. Голос Карлайла моментально успокоил меня, я поняла, что мужчина выжил, и мне, всё-таки, удалось ему помочь. Я поспешила наверх: от волнения совершенно позабыв о том, что у меня была вампирская скорость, я бежала по лестнице совсем по-человечески. У двери я несколько секунд помедлила, а потом потихоньку открыла дверь, стараясь не скрипеть ею, чтобы не испугать новообращённого. Я выразительно смотрю на Карлайла, лицо которого, в полутьме комнаты, освещаемой лишь одной, медленно кончающейся, свечкой, частично скрывалось в тени. Я вложила в свой взгляд всю благодарность, на которую была только способна. Сказать ничего, увы, я не могла. Не решилась. — Я разыщу Эдварда и всё ему расскажу, — Карлайл кивнул мне, будто бы говоря о том, что благодарность принята, и, окинув взглядом вампира, а потом меня, кратко улыбнулся, и вышел из кабинета. Я осталась с новообращённым наедине. Какое-то время я не решалась подойти ближе, но, набравшись смелости, сделала это. К этому моменту мужчина ещё лежал, но уже, с явным непониманием происходящего, принимался озираться вокруг. Комната насквозь пропахла кровью, но она больше не вызывала у меня жажды.
Здравствуй, — Я медленно опускаюсь на стул возле кушетки, и разговариваю почти шёпотом. Мне ли не знать, каким обострённым стал слух этого мужчины, и как громко для него теперь всё звучит? Готова поспорить, что он мог услышать, что происходит через квартал отсюда. Сильный, энергичный, только что обращённый. Он и не подозревал, каким потенциалом теперь обладает и на что способен. — Ты сейчас чувствуешь себя очень странно, поверь мне, я это знаю, — Я ободряюще улыбаюсь, и слегка прикасаюсь к руке мужчины кончиками своих пальцев. — Но ты привыкнешь. А я, если позволишь, всё тебе расскажу. Только не волнуйся, и лучше пока не вставай, — На лице мужчины играют блики, отбрасываемые тусклым светом от свечки, но, даже при таком плохом освещении, я вижу, что он действительно прекрасен. До этого мне не удавалось рассмотреть его так хорошо и так близко: сначала я была отвлечена сражением с медведем, а потом — спасением жизни. Но теперь я могла наблюдать за ним, не опасаясь, что потеряю его. — Меня зовут Розали, а как тебя?

+4

7

В комнату вошел кто-то еще. Я отчетливо почувствовал это, что стало для меня еще одним открытием. И от этого кого-то исходил неповторимый аромат, на который что-то внутри отозвалось, как на нечто очень приятное и знакомое. «О, Господи! Не может быть?!» - это была Она, точнее сказать, тот самый Ангел, который вытащил меня из той передряги с медведем. Девушка присела рядом и тихо заговорила. Я смотрел на нее во все глаза, все еще не веря в происходящее. Когда она слегка коснулась моей руки, казалось вся кровь закипела, и я начал чувствовать как вся моя сила снова входит в меня, только чувствовал себя как-то совсем иначе, лучше в сотни раз…
– Эмметт, - улыбнувшись кончиками губ, выдохнул я. Голос возвращался тоже. Чтобы не выглядеть смешным в глазах этой красавицы, я попробовал пошевелить другой рукой, которую она не видела и пальцами на ногах… «Получилось!» восторжествовал я. Тогда решившись на совсем смелый поступок, я накрыл ее руку своей, и не сводя взгляда с девушки, очень серьезно, поблагодарил ее:
- Ты спасла мне жизнь…спасибо…, - низким тихим голосом сказал я, но тут же до меня дошел смысл всего этого. Я оглядел ее уже другим взглядом, что она хотела рассказать мне? - …но как тебе это удалось??!! Ты же такая …
Хоть Розали и просила меня не вставать, но я в недоумении резко сел на кушетку, и с неприкрытым интересом и восхищением оглядел девушку. «Она невероятно красива!» - мысли пока могли фокусироваться только на этой мысли – как она, такая красивая и хрупкая, могла сюда его принести. «Может я в бреду это все видел? Или она действительно мой Ангел Хранитель?!». Мне хотелось получить ответы на все свои вопросы, но с другой стороны, мне было все равно как она это сделала. Тело было немного странным. Я чувствовал в себе столько силы и энергии, как никогда прежде, но меня постоянно заносило, хоть я и изо всей силы старался не выглядеть смешным перед Ней. [float=right]http://funkyimg.com/i/2KrpD.jpg [/float]
Меня начало напрягать, то что постоянно что-то от нее отвлекало, то за окном услышу яркий шорох пожухшей листвы, то чьи-то незнакомые тихие голоса вне дома, то звон падающих где-то капель с крыши. Девушка видимо заметила мою растерянность, как бы я не старался ее скрыть. При этом на ее красивом лице все еще играла улыбка, будто она все понимает. Я перевел взгляд на свою правую руку…приподнял ее начал разглядывать… потом на левую…откинул простыню, которой был нарыт. Меня совсем не смутило что на мне не было одежды, а то что я совсем целенький и новенький вызвало бурю приятных эмоций.
- Как такое может быть? На мне же нет ни одной царапины!? – я с довольной улыбкой взглянул на Розали, - И тут тоже…и тут! Как же так? Я отчетливо помню, как медведь меня…, - он не договорил, а приподняв одну бровь, глядя на девушку, ждал ответа. И судя по спокойному выражению ее лица, она все знала…

+3

8

Мужчина представляется мне, и тут же перестаёт быть для меня незнакомцем. Я мягко ему улыбаюсь, и несколько раз произношу его имя про себя. Понимаю, что оно мне нравится. Звучит вполне необычно, и сомневаюсь, что вообще раньше слышала такое имя.
Я рада знакомству, Эмметт, — Правда рада. Рада тому, что сейчас имею возможность говорить с мужчиной, которому мне удалось спасти жизнь, и который не погиб, всё таки, от лап медведя. Я чувствовала себя каким-то героем, спасшим человека, и чувствую, как приложила руку ко всей его дальнейшей судьбе. Это было...невероятно. Так вот что чувствовал Карлайл каждый раз, когда спасал людей? Если это самое, то он был, пожалуй, самым счастливым вампиром на свете. — И не стоит благодарности, — Неизвестно ещё, что именно я натворила: подарила Эмметту второй шанс, или испортила всю дальнейшую жизнь. Я не знала как он отнесётся к своей новой сущности, но очень надеялась, что он примет её, и смирится с ней. Мне вовсе не было нужно, чтобы Эммет захотел прервать своё существование в роли вампира тогда, когда он даже толком не пожил, будучи созданием ночи. Одно дело, как ко всему этому относилась я, а совсем другое, как на это отреагирует Эмметт. Мне следует быть осторожнее. Новообращённый вампир чертовски силён, да ещё и обладающий такой фигурой вампир, вдвойне.
— ...но как тебе это удалось??!! Ты же такая... — Я беззвучно смеюсь на слова Эмметта. Да, такую реакцию мужчины я предвидела. Конечно, любой на его месте задался бы вопросом: как молодой девушке удалось не то что спасти довольно крупного парня, но и донести его до дома, сквозь такое расстояние?
— ...такая хрупкая? — Я договариваю за него, не прекращая улыбаться. — Ты многого обо мне не знаешь, как и о себе самом. Да, это звучит глупо, но, тем не менее, это так, — Я мгновенное серьёзнею, выбирая слова, которые в следующую секунду скажу Эмметту. Пытаюсь вспомнить, что когда-то говорил мне Карлайл, но тогда для меня всё было как в тумане, и воспоминания непонятным образом растворились в череде других. Придётся справляться самой. Я понимаю, что Карлайл мог бы и сам рассказать Эмметту, кем он теперь стал, но было бы довольно эгоистично с моей стороны просить о таком "отца". Он и так сделал для меня неоценимое. — Прошу тебя, выслушай всё, что я тебе скажу очень внимательно. Это важно, потому что это теперь касается и тебя тоже. — Я не хочу напугать Эмметта своей серьёзностью, но иначе никак. — Дело в том, что я — вампир. И Карлайл, тот мужчина, которого ты мог тут видеть, — тоже. Как и ты... — Окончание фразы я сказала чуть тише. — Наверное, ты уже заметил, что все твои чувства стали громче и ярче. Ты можешь слышать то, что происходит за квартал отсюда, твоё зрение стало намного чётче, а твоё тело больше неподвластно практически никаким ранам. Ты стал сильнее физически, почти непобедимым и неуязвимым, но за это всё тебе придётся платить. Дорого платить, как и нам всем. Жажда крови будет преследовать тебя постоянно. Первое время тебе будет тяжелее всего, жажда будет невыносимой. Со временем ты научишься. — Я не могу точно сказать по глазам Эмметта, верит ли он мне, но не заметить обострённых чувств он точно не мог. Я тоже поверила не сразу, но поверила. Потому что слова Карлайла подтверждались для меня каждую секунду буквально всем, что меня окружало. А потом эта сильнейшая жажда совершенно вскружила мне голову. — Главное — контроль. Ты не должен нападать на людей. Мы будем рады, если ты присоединишься к нашей диете. Мы убиваем лишь животных, и только тогда, когда нам нужно питаться, для поддержания собственных жизней, не иначе. Ты теперь один из нас, но ты волен делать всё, что захочешь. Можешь встать в эту самую секунду и уйти, но можешь и остаться с нами, приняв наш образ жизни. — Договорив, я слабо улыбаюсь, и жду ответа от Эмметта. Не была ли я слишком резка, и рассказала ли я всё, что ему требовалось знать о его новой сущности? Не сказала ли я ничего лишнего, что способно спугнуть его, или заставить сделать что-то, о чём он пожалеет?

+2


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Прошлое/Будущее » You're saved my life ‡флеш


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC