Twilight: you're my heroine now

Объявление

Добро пожаловать, Незнакомец. Заходи, присаживайся. Может, тебе предложить горячего чаю? Или крови? Отбрось все сомнения, погрузись с нами в Сумеречный мир, созданный С. Майер. Выбери, чью сторону займешь, и, может, именно ты приведешь ее к господству.


Система игры: эпизодическая
Игровое время: август 2012 года
Рейтинг игры: NC-17 (18+)
Гостевая Сюжет Правила Внешности Персонажи Ищу тебя Хочу к вам! 07.08.2018 Минутка слоупочных новостей от Дим Димыча.
31.07.2018 Обновление в блоке новостей. Мы всё ещё всячески приветствуем замечания, предложения и пожелания )
26.07.2018 Рады приветствовать на нашем форуме новичков: Элис, Гаррета, Розали, Бена, Тию, Корин, Беллу и Хайди . Надеемся Ваше погружение в мир Сумерек пройдет успешно. Команда форума очень рада Вам!

АДМИНИСТРАЦИЯ

Chelsea | Jane | Demetri

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Дружеская помощь » MARAUDERS: ROYAL FLUSH


MARAUDERS: ROYAL FLUSH

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

СЮЖЕТПРАВИЛАРОЛИ
http://funkyimg.com/i/2HgzR.gif
АКЦИИF.A.QГОСТЕВАЯ

0

2

РЕМУС ЛЮПИН ЖДЕТ ДЖЕЙМСА ПОТТЕРА
https://data.whicdn.com/images/32919896/original.gif
Blake Steven

Возраст


Чистота крови


Лояльность


Деятельность


18 лет

Чистокровный

Орден Феникса

Стажер в аврорате


ИСТОРИЯ

Nobody puts Baby in a corner.

Думаю, тут нам всем давно известна история Джеймса Поттера. Любимый и долгожданный сын Поттеров, главное бедствие Хогвартса. Харизматичный мальчишка, кто знает, что именно сделало его таким, какой он предстал перед нами. Бесконечная лояльность родителей к выходкам? Желание быть во всем первым? Какие-то комплексы перед собственной известной фамилией?
Детство Джеймса нельзя назвать печальным или наполненным лишений. Типичный представитель золотой молодежи, он родился с золотой ложкой во рту, в семье, что его обожала и ждала, иначе просто и быть не могло.
В школе был определен на Гриффиндор, на факультет храбрецов, как и мечтал. Нашел невероятных друзей, притянул их к себе, как магнит. Он стал центром для своих друзей и сформировал опг Мародеров, которых будут вспоминать не только преподаватели, но и жители Хогсмида.
Ремус Люпин, Сириус Блэк и Питер Петтигрю. Друзья, с которыми он прошел весь свой школьный путь – трудный, тернистый, но бесконечно увлекательный. Ликантропия – болезнь оборотней – подтолкнула его к опасному и серьезному поступку. Джеймс Поттер и двое его друзей тайно стали анимагами, наплевав на возможные последствия. Желание помочь другу было выше собственной безопасности. И к пятому курсу Джеймс Поттер уже без труда и волшебной палочки мог превратиться в прекрасного оленя.
Великолепный игрок в квиддич. Дух охотника проявляется во всем. И, несмотря на свое поведение, отлично учится, особенно преуспевая в трансфигурации (что является несравненным плюсом, когда ты пытаешься стать анимагом, верно?). Взаимоотношения с окружающими достаточно спорные. С одной стороны, у него достаточно много поклонников, своей харизмой он мог завоевывать сердца. Но с другой, если ты перешел ему дорогу или чем-то не понравился, лучше беги, без оглядки. Любитель нарушать правила не особо задавался вопросами совести, когда расправлялся со своими недоброжелателями.
Пятый курс, пожалуй, самый насыщенный для вечной четверки. На него пришлось очень много всего: создание Карты Мародеров, нападение на Северуса, в виду того, что он узнал слишком много о секретах своих заклятых врагов, СОВы, Лили... Разумеется, имеет место быть издевательство над Северусом Снейпом - мальчишкой со Слизерина, с которым у Джеймса не сложились отношения с самого первого знакомства в поезде. Яблоком раздора, поддерживающим конфликт, послужила, как обычно, женщина. Лили Эванс - возлюбленная Джеймса, ставшая его женой в 1978 году, летом.
Несмотря на талант к квиддичу, Поттер вступает в ряды Ордена Феникса и считает, что лучшим вариантом работы для него станет аврорат. Именно туда он и подается на стажировку.
О том, что происходило до школы и в короткий промежуток после нее, до нынешних событий, остается на фантазии игрока. Все остальное вполне прописано каноном, потому дублировать смысла нет

ОТНОШЕНИЯ

Джеймс. Джей. Джим. Нас с тобой столько всего связывает, что мне кажется, что перечислять все это просто нелепо. Кем бы я был без тебя? Одиночкой, так и не познавшим ни любви, ни дружбы? Без тебя не было бы Мародеров. Гений, амбициозный, невероятный парень. Я всегда хотел быть таким как ты. Мы шли, плечо к плечу, шаг за шагом. Как названные братья друг другу. Ради меня ты рискнул – стал анимагом. Если ты придешь, поверь, я жизнь отдам за тебя, клянусь.

ПРОЧЕЕ

Внешность менябельна, никаких особых пожеланий нет, только найдись, пожалуйста, мы с Питером очень тебя ждем! У нас много эпизодов школьных лет, стычек со слизеринцами и даже невероятно любопытный Нюниус. Ты нам нужен, Джеймс!

ПОСТ


Ремус чувствовал себя бесконечно отдохнувшим в лазарете. Наверное, это было единственное место, куда он был периодически рад попадать. Не то, чтобы он не был рад друзьям, но после полнолуния, единственное, о чем он мечтал – это спать ближайшую вечность непробудным сном. И именно этим юноша и занимался в больничном крыле. Мадам Помфри – просто ангел во плоти. Ремус всегда просил поставить ширму рядом с его кроватью, тем самым ограждаясь от всех возможных посетителей, которые могли зайти принять зелье от простуды или наложить повязку на порез. Его собственные потрепанности же делились на две категории: клыки и когти самого себя и мелкие потрепанности от столкновений с камнями и ветками. Со второй категорией колдомедик Хогвартса справлялась без проблем за несколько минут. Первые же были поводом остаться на пару дней в больничном крыле. Несмотря на неприятные ощущения, которые приносили ему заживающие раны, он сладко спал, приходя в себя за те три дня, что шатался по округе. Мадам не задавала лишних вопросов, и без того все зная. Она лишь следила, чтобы Ремус соблюдал режим питания (с этим проблем после полнолуния не было – ел юноша за троих) и вовремя менял повязки. Да и те меняла ему сама. Друзей пускали только по часам, да и то он больше требовал рассказывать подробно, что происходило на уроках, а также показывать, сколько в учебниках они прошли за те дни, что Люпин-младший пропустил. В оставшееся же время оборотень либо нежился с подушкой в царстве Морфея, либо писал конспекты, чтобы догнать по учебе. В целом это были прекрасные два дня, но он уже ужасно скучал по друзьям, а потому был невероятно рад к ним вернуться: к разговорам по полночи и к ранним подъемам, к которым никогда не высыпаешься.
Утром старосту факультета ждали свои дела. Иногда случалось такое, что юноша мог ходить по школе один, без окружения друзей. Во-первых, его ждало собрание старост, где было необходимо услышать наставления, особенно, что касалось поведения студентов в Хогвартсе. Разговоры о грядущих экзаменах, о том, что стоит серьезнее относиться к патрулированию этажей. В этот раз именно патрулирование выпало на плечи Люпина, чем он и занялся. Конечно, он мог последовать совету друзей и схитрить – спрятаться в комнате, отслеживать нарушителей по карте Мародеров. Могли они даже использовать аргумент, мол, тебе все еще надо отдыхать! Но Рем считал, что есть такие вещи, как долг. И если Дамблдор доверился ему, вручив значок старосты, то, значит, надо вести себя соответствующе хотя бы иногда!
Патрулирование он провел в одиночестве, до обеда. После чего передал девочке с Когтеврана эстафету отлова первокурсников, практикующих в коридорах магию. И даже согласился с ней, что как-то студентов мало. Интересно, почему?
Только в гостиной Гриффиндора он понял, почему ему почти никто не встретился по дороге, если исключить пару привидений. Хогсмид. Все старшекурсники уже ускакали развлекаться в деревню, а первокурсники явно особо не отсвечивали пока. Да и нечем им пока светить. Пусть опыта выживания в Хогвартсе набираются, молодняк.
Разумеется, Сириус и Джеймс были в комнате. Где они еще могли быть в выходной вдвоем? Хотя, признаться, Луни был удивлен, что не застал в комнате Питера. Оставалось надеяться, что с ним все в порядке. Можно было, конечно, отследить его по Карте, но это гарантировало насмешки со стороны друзей, мол, не будь мамашей, пусть парень хоть немного один побудет, мало ли, чем он там занимается. Потому оставалось только надеяться, что с ним все в порядке. Обычно Люпин предпочитал, чтобы Питер был рядом – это точно гарантировало безопасность четвертого Мародера.
Очередной нелепый разговор. Их не бывает много. Сириус обязательно скажет что-нибудь о занудстве всех этих сборок старост, и что они только отвлекают от прекрасных дел, которые можно сделать за это восхитительное утро. Например, поспать. Или обратить внимание на прекрасных Сириуса и Джеймса. «И, вообще, тебя не было два дня, имей совесть, мы скучали!».
— В Хогсмид? – Рем невольно поморщился. Выбираться в деревню он не особо любил. Там шумно, апрель имел привычку быть очень грязным месяцем, а это означало, что каждый выход на улицу гарантированно выливался в ругань со стороны Филча о том, что они разносят грязь. – Не знаю, хочу ли я выходить на улицу, Сириус…
Однако, эти двое умеют уговаривать. Усталость ли, дела ли – какая к черту разница. Они оба знали, что Ремус все ради них отложит. И он это знал. Но своеобразная прелюдия принесла свои плоды: целых два дня (а это, извините, выходные!) тишины со стороны Мародеров. А это значит, что ему не придется сходить с ума в попытках остановить их от очередной попытки достать Филча или докопаться до Слизнорта.
— Ладно, но потом мы обязательно зайдем в «Писарро», — в ультимативной форме заявил Рем, осознав, что у него сточились перья, да и неплохо было бы поправить дело с тетрадями и пергаментами для домашней работы.
В «Зонко» Люпин особо ничего не делал, больше ходил и посматривал на всякие безделушки, в то время как Джеймс и Сириус набивали карманы сподручными средствами к тому моменту, как их таймер «хороших мальчиков» закончится. Возможно, Реми и купил бы себе какую-нибудь веселящую штучку, но деньги были отложены на подарки друзьям по окончанию учебного года, а карманные, которые давали ему родители, были невероятно скромными. Отец так и не начал разговаривать с ним, как с человеком, даже на письма отвечал в строго-офисной манере, которая скорее походила на общение коллег в Министерстве Магии. Но о том, что происходило в семье, Люпин не распространялся. Он знал, что это повлечет за собой разговоры о том, какой его отец говнюк. А это было последнее, что он хотел обсуждать. Потому и сделал вид, что ему ничего не интересно, опять.
Зато вот в любимом магазине пишущих предметов Люпин оторвался по полной. В бумажный пакет отправились новые перья и пузырьки с чернилами. Пергамент так знакомо и приятно пах, что с ума сойти можно было. И оборотень сиял как солнце, даже несмотря на отвратительную погоду, не переставая улыбаться. Он обнимал свой пакет, чуть шурша им, пока шагал в сторону их следующей остановки.
— И, какого дракла тебе столько письменных принадлежностей понадобилось?
— Как ты мог заметить, Сириус, — важно отметил Люпин, чуть задрав нос. В такие моменты говорил безумно серьезно, но выдавала улыбка на лице, — письменные принадлежности мне нужны для того, чтобы использовать их по назначению… в большинстве случае.
«Три метлы» выглядели дня них, уставших от долгих прогулок, как последнее пристанище. И больше всего на свете он хотел сейчас упасть за один из столиков и опустить пакет в ноги, чтобы немного отдохнуть с кружкой сливочного пива. Колокольчик брякнул над открывшейся дверью, и братьев-Мародеров поглотили шум и суета паба. Люди смеялись, люди пили. И легкость охватывала каждого, кто заходил сюда. Ремус был не исключением. Однако стоило проследить за взглядом Сириуса, как улыбка сошла с лица. Слизеринцы.
— Может, в этот раз все будет спокойно? – это было почти безнадежно, но Луни каждый раз надеялся. Надеялся, и зря это делал, но продолжал. – Джеймс, постарайся не флиртовать слишком долго с Розмертой. Иначе мы состаримся, пока ты исчерпаешь весь свой запас шуток.
И он, тихо посмеявшись, направился следом за другом, стараясь не потерять его в толпе. На слизеринцев он не смотрел. Жизнь научила: чем меньше ты смотришь на людей, тем меньше они замечают тебя. Но не заметить рослого тощего гриффиндорца, покрытого шрамами, было не так-то легко. Сев за свободный стол вместе с Бродягой. Пакет с книгами и тетрадками отправился вниз, освобождая руки старосты Гриффиндора.
— Ладно, я знаю, чего ты ждешь, — закатил глаза Люпин, чувствуя на себе взгляд Сириуса. – Да, вы молодцы, что вытащили меня. Нет, не жалею. Да, был не прав. Счастлив?

Отредактировано Сумеречный тролль (Сегодня 11:39:37)

0


Вы здесь » Twilight: you're my heroine now » Дружеская помощь » MARAUDERS: ROYAL FLUSH


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC